Как исламский банкинг заходит на Северный Кавказ

Сбербанк продвигает в регионе финансирование бизнеса, основанное на принципах партнерства и этических нормах ислама. Пока есть всего несколько продуктов для корпоративных клиентов, но развитие этого направления обещает новые перспективы


Третий Российский исламский экономический форум, который проходил 14-15 октября в Грозном (Чеченская республика) показал, что развитие этого перспективного направления уже набирает обороты в России. Сегодня некоторые аспекты этого альтернативного вида финансирования упираются в подготовку кадров и юридическое сопровождение. В остальном же необходимые условия для развития этого направления уже созданы.

Конференция в Грозном.jpg

Поиск альтернативы традиционному финансированию

Исламский банкинг или (как принято говорить, исключая религиозный фактор) «партнерское финансирование» — относительно новый для России сегмент финансовой отрасли, который характеризуется рядом особенностей. Например, в нем существует прямой запрет на кредиты под проценты, исключаются «сделки с неопределенностью», то есть когда нельзя «пощупать» товар, инвестиции в производство или торговлю алкоголем, производство свинины, азартные игры и другими отраслями, идущими вразрез с нормами социальной ответственности. Исламский банкинг подразумевает операции с товаром или активами, а не с деньгами как таковыми. В исламе банк становится партнером заемщика — делит с ним прибыль и убытки. Исламский банк не выплачивает проценты по вкладу, но гарантирует его возврат. Если же клиент рассчитывает на доход, то может стать соинвестором проектов, которые кредитует банк, и заработать (или потерять) на них вместе с банком.

Исламские банки и инвестфонды изначально были в основном сосредоточены на Ближнем Востоке, в странах Персидского залива и в Малайзии. Сейчас отрасль исламского финансирования одна из самых быстрорастущих в мире. По данным международных консалтинговых компаний, сегодня уже более чем в 50 странах мира, включая Великобританию, США и Канаду, действуют свыше 1 тыс. исламских финансовых институтов. Их суммарные активы оцениваются в более чем 3 трлн долларов.

В России активно продвигать исламское (партнерское) финансирование начали в середине 2000-х годов в Татарстане. Затем попытки создания финансовых домов или «исламских окон» на базе традиционных банков были предприняты в Башкирии и Дагестане. Однако в силу политики ЦБ РФ, направленной на усиление прозрачности банковской деятельности, эти банки были закрыты. Возрождение интереса к исламскому финансированию наблюдается с 2014 года, что обусловлено общими  макроэкономическими тенденциями российской экономики и сокращением западных инвестиций после введения санкций.

В этих условиях возникла необходимость поиска новых источников инвестиций, среди прочего внимание привлекли исламские банки. Первопроходцем исламского банкинга в классическом понимании этого вопроса в России стал Сбербанк. Впервые банк предпринял попытку открытия «исламского окна» в начале 1990-ых годов.

Затем интерес вернулся уже в 2016 году — он ознаменовался созданием дорожной карты Сбербанка по внедрению «партнерского банкинга». Затем рабочая группа банка приступила к разработке исламских банковских продуктов. В рамках «дорожной карты» ЦБ РФ Сбербанк стал проводить исследование правовых аспектов внедрения исламского банкинга, а также просветительскую работу среди клиентов.

Именно при непосредственном участии Сбербанка в Москве в 2018 году открылся первый Исламский экономический форум. Его участники обсудили возможности ускорения экономической интеграции между Европой и Азией, в частности, между странами Организации исламского сотрудничества (ОИС) и роль, которую выполняют альтернативные финансовые механизмы, исламские финансовые продукты. Форум стал прогрессивной площадкой для обсуждения идей внедрения нового способа финансирования в России. Вопросы, поднятые на его «полях», требовали деятельного участия многих игроков рынка, но прежде всего, касались просветительских целей.

Второй форум прошел в Уфе. В его рамках спикеры обсуждали вопросы исламского финансирования, создания платформы для предпринимателей-мусульман, а также партнерских бизнес-отношений. Сбербанк со своей стороны предложил несколько разработок для предпринимателей, ведущих бизнес по законам шариата (в данном случае — от арабского «аш-шариа» — прямой, правильный путь, предписания, установленные в качестве обязательных).

Третий форум при поддержке Сбербанка был организован в Чеченской республике. Соорганизаторами форума также выступили Международная Ассоциация исламского бизнеса и KPMG. В рамках форума прошли панельные дискуссии «Новые вектора (тенденции) развития Исламской экосистемы» (ESG, «Зеленый Сукук», Цифровое пробуждение) и «Альтернативные решения для регулирования Исламского финансирования в РФ».

«Мы считаем исламское финансирование перспективным направлением с учетом мировых тенденций, и продолжаем адаптировать продукты и услуги Сбера под клиентский спрос, а также разрабатывать новые решения в рамках текущего законодательства», — отметил старший вице-президент Сбербанка Олег Ганеев. По его словам, общий портфель структурированных сделок по данному направлению финансирования составляет 262 млн долларов и 30 млн рублей».

В центральном аппарате Сбербанка создан центр партнерского финансирования и специальных проектов, где работают сертифицированные специалисты. Данный сервис может оказывать услуги и по привлечению средств из зарубежных фондов. В наблюдательном совете находятся специалисты, которые могут подтверждать соответствие проектов основам партнерского финансирования.

Примечательно, что партнерское финансирование полностью соответствует ESG-принципам (применительно к целям устойчивого развития (ЦУР) ООН). По словам Олега Ганеева есть рейтинги, которые учитывают ESG-составляющую, благодаря чему компании могут получить более дешевое финансирование. «Наличие партнерского финансирования в продуктовой линейки организации автоматически добавляет семь баллов в стандартный ESG-рейтинг. Это очень много. Чтобы попасть в «золотую лигу», необходимо набрать 75 баллов. То есть почти 10% может дать только наличие партнерского финансирования», — отметил Олег Ганеев.

Партнерское финансирование запрещает инвестировать в деятельность, которая приносит вред окружающей среде и здоровью человека. Также, следуя нормам партнерского финансирования, компании должны выдерживать определенные коэффициенты каждый год. Контроль этих коэффициентов обеспечивает стабильность самих компаний и финансовой системы. «По каждому из этих пунктов мы видим, что партнерское финансирование укладывается ESG-повестку», — отметил Олег Ганеев.

На Северном Кавказе активную позицию по внедрению исламского банкинга сейчас занимает Чечня. Глава республики Рамзан Кадыров видит в этом потенциал для экономического развития региона, поэтому еще в 2016 году при его содействии в республике проходили встречи с представителями ОАЭ и Катара. В ходе встречи стороны договорились о создании первого исламского банка в Чечне, который послужил бы структурой, предназначенной для привлечения инвестиций из стран Персидского залива.

На форуме в Грозном акцент был сделан на просветительскую деятельность, образование и доступность финансовых услуг применительно к СКФО. Также на форуме презентовали первые российские индексы исламских инвестиций и благотворительную платформу PayZakat. Новые индексы — «Индекс исламских инвестиций» (торговый код — MXSHAR) и «Индекс исламских инвестиций полной доходности» (торговый код — MXSHARTR) были представлены Сбером совместно с Московской биржей. В состав индексов входят ценные бумаги эмитентов, которые прошли процедуру проверки на соответствие принципам исламской экономики.

Отбор эмитентов проводит Наблюдательный совет шариата, созданный компанией Sberinvest Middle East Limited со штаб-квартирой в ОАЭ. Компания также обеспечивает процедуру проверки ценных бумаг на соответствие законам шариата. В дальнейшем Sberinvest Middle East Limited будет предлагать своим ближневосточным клиентам инвестиционные продукты, привязанные к данным индексам.

Перспективы рынка партнерского финансирования оценивались KPMG в объеме 7-9 млрд долларов в среднесрочной перспективе, то есть, в течение 5-7 лет. «С учетом сделок, которые в уже совершены и находятся в пайплайне – это 262,5 млн долларов», — отметил Олег Ганеев. По словам Ганеева, до конца года «сформирован пайплайн» порядка 10 млрд рублей. В основном финансирование сферы недвижимости.

Примечательно, что продукты партнерского финансирования из линейки Сбербанка работают в рамках действующего законодательства. Одной из преград на пути его внедрения является низкая финансовая грамотность населения, так и дефицит кадров в этой специфической сфере. По словам министра финансов Чеченской республики Султана Тагаева, в республике этому уделяют серьезное внимание, предлагая различные программы образования, «начиная с детского сада».

По словам Олега Ганеева, что касается образовательных инициатив, то в Сбербанке сейчас действует собственный курс, в том числе с сертификацией по данному направлению на базе корпоративного университета, а также на базе МГИМО. В рамках действующего российского законодательства, ведение сделок в рамках исламского финансирования возможно, говорит Олег Ганеев.

Продукт этического инвестирования

По словам Султана Тагаева, в исламском банкинге нет разделения по национальному признаку или конфессиям. Им могут пользоваться те, кто предпочитает халяльные продукты и не приемлет ростовщичества.

«Исламскому банкингу нужен правильный маркетинг, — отметил модератор мероприятия, управляющий директор центра партнерского финансирования и специальных проектов Сбербанка Бехнам Гурбан-Заде. — Нужно представлять исламское финансирование так, чтобы оно ложилось на слух, чтобы люди, которые хотят ими пользоваться, понимали, что оно доступно для всех, не только для мусульман».

На сегодня из более чем 25 млн исламского населения России исламское финансирование может быть востребовано у 10-15 млн человек. В ближайшее время около 5% выданных банковских карт в стране будут соответствовать канонам продукта «этического инвестирования», как его еще назвали участники форума.

На сегодня в республике работает в рамках партнерского финансирования и фонд шейха Зайеда, который помогает малому бизнесу. Это венчурный фонд со своими продуктами, который не конкурирует со Сбером.

Продукты традиционного и исламского финансирования, по словам управляющего Чеченским отделением Сбербанка Руслана Мизаева, не конкурируют с «традиционным» финансированием — здесь своего рода коллаборация. При этом исламское финансирование – продукт для всех независимо от вероисповедания. Банк разделяет все риски, но и все премии клиента в соответствии с договором. Сегодня в Чеченкой республике практически все корпоративные клиенты Сбера (более 4 тыс. компаний) интересуются продуктами исламского финансирования, утверждает Руслан Мизаев. В основном это отрасли строительства, торговли, сельского хозяйства.


Распечатать