Поздно спохватились: Китай теснит Евросоюз в борьбе за металлы


Соединенные Штаты объявили о намерении инвестировать два триллиона долларов в "озеленение" экономики, а также в обновление транспортной и телекоммуникационной инфраструктуры. Администрация президента Джо Байдена идет по пути Евросоюза и обязательно столкнется с аналогичными европейским проблемами, значительно усугубив, например, нехватку некоторых ключевых видов сырья.

Спрос на медь, сталь, редкоземельные металлы, литий и кобальт неизбежно возрастут, спровоцировав эскалацию конфликта стратегических интересов двух конкурирующих между собой крупнейших экономик мира. Соединенным Штатам, по предварительным прикидкам, потребуется для реализации программы Байдена дополнительно около шести миллионов тонн стали, 110 тысяч тонн меди и 140 тысяч тонн алюминия ежегодно. А также много редукоземельных металлов, много лития и кюбальта.

Но рынки многих ключевых видов сырья контролирует Китай, что ставит Вашингтон перед тем же, но значительно более болезненным выбором, который сейчас пытается сделать Евросоюз, – "драться" с Пекином за источники дефицитных материалов или налаживать с ним взаимоприемлемые отношения.

Вот примерно такая вот складывается нерадостная глобальная ситуация с так называемым аккумуляторным сырьем. Нерадостной ее можно считать, поскольку с учетом предпринимаемых сейчас Вашингтоном на международной арене шагов особых надежд на его примирения с Пекином питать не стоит.

Но прежде чем углубиться в описание общей ситуации в глобальной торговле стратегическими материалами, которые считаются ключом к решению проблемы борьбы с потеплением климата, и прежде чем предпринять попытку прогноза того, как эта ситуации будет меняться, следует рассказать одну короткую историю.

Историю о том, как и в чем пересекаются интересы эстонского садовода Ааво и Хулио Понсе Леру, бывшего зятя покойного чилийского диктатора Аугусто Пиночета.

Когда понадобился кусторез

Что касается Хулио Понсе, то он как один из богатейших людей мира, бывший зять диктатора и владелец крупной доли в чилийской горнодобывающей компании Sociedad Quimica y Minera de Chile (SQM) в особом представлении не нуждается.

Но следует, вероятно, еще пояснить, что упомянутая компания по договору с чилийским правительством разрабатывает солончаки Салар-де-Атакама, то есть крупнейшее в мире по запасам и второе по объемам добычи месторождение лития и йода на планете.

А вот знакомство с эстонцем Ааво требует объяснения и обоснования его права как представителя интересов Евросоюза считаться равноправным участником своеобразной дискуссии о перспективах рынка "аккумуляторного сырья".

– Курад! Вот, посмотри, – возмущенно чертыхается Ааво, кивая на стенд с электрическим садовым инструментом. – Кусторез стоит 129 евро, а аккумулятор и зарядка к нему еще столько же! Зачем мне такая дорогая штука? Что за глупость такие цены на аккумулятор! Курад!

У сердитого Ааво, который лишь слегка преувеличил стоимость зарядного устройства, но все же был недалек от истинных цен, имеется свой дом в пригороде Таллина, а при доме сад.

Не очень большой, но, по сложившейся местной традиции, практически по всему периметру он обсажен брабантскими туями – растением неприхотливым, быстрорастущим. И, что важно для склонных к уединению эстонцев, со временем создающим почти непроницаемую для взглядов соседей вечнозеленую стену. Которую надо периодически стричь и равнять, придавая ей приятный глазу прибалта геометрически правильный вид.

Делать это вручную для уже не молодого Ааво стало весьма обременительно, что и подвигло его отправиться в один из крупных строительных магазинов столицы Эстонии в поход за кусторезом. Электрическим. Потому как инструмент с бензиновым мотором довольно шумен, что раздражает соседей, да и Ааво, как правильный эстонец, не чужд идее защиты природы. Если, конечно, это не очень дорого.

В случае с аккумуляторной малой садовой техникой он оказался в очень сложном положении.

– Я читал, в этом виноваты китайцы, – немного успокоившись, глубокомысленно замечает Ааво, нашедший во мне понимающего его проблему собеседника, тоже застывшего в изумлении у стенда с кусторезами.

– Ну дык, – уклончиво говорю я, с трудом удержавшись от упоминания "курад". – Куда ж теперь без китайцев.

– Да. Все литиевые аккумуляторы делают в Китае. И это очень дорого, са курад! – уверенно говорит Ааво, еще практикующий юрист, который во время короткого эстонского лета отказывается от всех клиентов, полностью концентрируясь на своем саде, считает, что Евросоюзу надо иметь собственные месторождения всяческих ценных видов сырья, включая, конечно и литий.

Евросоюз вступает в год Собственной аккумуляторной батареи >>>

Без которого ему не купить недорогой аккумуляторный кусторез. А также недорогой электромобиль. Ну а пока пришлось довольствоваться кусторезом с длинным электрическим проводом (с медной проволокой внутри), чтобы во время придания брабантам правильной прямоугольной формы подключаться к электросети.

Это не очень удобно и довольно дорого, потому что... Впрочем, тема роста стоимости электричества в Эстонии к разговору имеет лишь косвенное отношение, да и говорить об этом с Ааво рискованно, так как слово "курад" начинает звучать слишком часто и даже перемежается с некоторыми русскими словами из ненормативной лексики.

 Брюсселя в части отношения к проблеме источников лития практически полностью совпадает с точкой зрения Ааво.

Евросоюзу для воплощения в жизнь стратегического плана "озеленения" экономики и электрификации транспорта необходимы многие виды сырья, включая, конечно, медь, кобальт и литий, очень много лития – раз в семь-восемь больше, чем альянс получает сейчас.

И именно поэтому представители Брюсселя направились в Чили, чтобы договориться об участии европейских компаний в разработке солончаков Салар-де-Атакама и, как следствие, о наращивании экспорта чилийского сырья в Европу.

Но получили отказ от правительства страны, которая не хочет оставаться поставщиков всего лишь сырья, а хотела бы привлечь инвестиции для строительства перерабатывающих заводов и предприятий по производству, в том числе, и аккумуляторов.

Власти Чили объявили соответствующий конкурс, резонно полагая, что не будут испытывать недостатка в желающих поучаствовать в создании новой отрасли чилийской индустрии с учетом сложившейся ситуации со спросом на литий. Условия конкурса состоят, в частности, в том, что поставлять добытое на солончаках сырье предполагаемым будущим предприятиям будет компания SQM.

Там тон в немалой степени (на целых 30%) задает через свою компанию Pampa Group упомянутый выше миллиардер Хулио Понсе Леру.

А вот вторым по значению совладельцем SQM не так давно, в 2018 году, стала, выкупив 24-процентную долю у канадского акционера, сычуаньская компания Tianqi Lithium Corp, которая, кстати, контролирует более 40% мировой добычи лития.

Иными словами, представители Брюсселя еще даже не собирали чемоданы, чтобы отправиться в Сантьяго поговорить насчет поставок лития и помочь эстонцу Ааво купить менее дорогой аккумуляторный кусторез, а китайцы уже не только плотно сели в Салар-де-Атакама, но и убедили матерого чилийского волка Хулио Понсе поделиться властью и правом вето в совете компании SQM.

А поначалу-то он был настроен к новому китайскому совладельцу крайне враждебно. И как уж там парни из Tianqi Lithium его переубедили, известно лишь Коммунистической партии Китая и финансистам бывшего зятя Пиночета. И крайне сомнительно, что Евросоюзу удастся потеснить китайцев или убедить Хулио Понсе отдать его долю в SQM.

Интересы чилийца и эстонца Ааво явно не совпадают, хотя, как ни странно, они оба выглядят жертвами глобальной борьбы за источники сырья. А вот США, когда всерьез возьмутся за "озеленение" своей экономики в соответствии с программой администрации Байдена, вероятнее всего, попытаются – их возможности в Чили достаточно велики. Да и готовность, в отличие от Евросоюза, вступить с Китаем в "драку", судя по всему, имеется. Только вот ничего хорошего из этого не выйдет ни для кого.

Месторождение лития Салар-де-Атакама крупнейшее, но, конечно, не единственное в мире. Однако практически везде в добыче лития и других ключевых теперь для Евросоюза и США видов сырья их ожидают заранее подготовившийся к "атакам" Китай.

Пекин, который сумел жесткими мерами пресечь распространение коронавируса на своей территории до того, как пандемия нанесла его экономике непоправимый ущерб, и потому стал фактически единственной державой, завершившей 2020 год с заметным экономическим приростом. О третьей волне пандемии в Китае пока ничего не слышно, так что есть все основания считать, что и в 2021 году китайцы продемонстрируют впечатляющие успехи.

Из-за повсеместных локдаунов и предпринимательского пессимизма цены на многие виды сырья весной минувшего года начали падать, и китайские компании, а также таинственное Государственное резервное управление Китая, как указывают, например, обозреватели Bloomberg Джек Фачи, Альфред Кенг и Марк Бертон, ринулись скупать товары, "как домохозяйки в супермаркете в день дешевой распродажи". В частности, было приобретено огромное количество меди, значительная доля которой явно пошла в стратегический запас Поднебесной.

Продавцы были очень благодарны Пекину за поддержку баланса спроса и предложения и за рост цен на медь. А он, каким-то образом умея позаботиться о решении многих проблем еще до того, как остальной мир осознает существование этих проблем, в соответствии с некими своими планами явно готовился к будущему возможному дефициту ключевого в ближайшей перспективе сырья.

Ожидается драка еще и за медный провод для кустореза Ааво

Китай импортировал рекордное в своей истории количество необработанной меди – без малого 7 миллионов тонн, что на треть больше, чем он купил в предыдущем году. Стоит отметить, что эта треть, равная 1,4 миллиона тонн, эквивалентна всему нынешнему годовому потреблению меди в США.

Увеличение ее закупок американскими компаниями, которые будут простимулированы государственными инвестициями в "зеленые" технологии и инфраструктуры, включая, например, сеть станций подзарядки электромобилей, строительство парков ветрогенераторов, наращивание выпуска электромобилей, приведет к неизбежному росту цен на это сырье.

Обозреватели, почти не скрывая своего восхищения прозорливостью и оборотистостью Китая, пишут, что он все последние два десятилетия инвестировал огромные суммы не только в собственную инфраструктуру, но и в приобретение активов мировых горнодобывающих предприятий.
Китайские медеплавильные компании, многие из которых принадлежат государству, скупили добывающие предприятия повсюду, от Демократической Республики Конго и Перу до Индонезии и Австралии. В последние годы они также приобретали международные торговые компании, через которые проходят огромные объемы сырья.

И это только то, что касается меди, то есть сырья для производства проводов, катушек, обмоток для электромоторов, то есть всего того, без чего невозможен задуманный сначала Евросоюзом, а теперь вроде бы и США масштабный переход на электрический транспорт и возобновляемые источники энергии.

Пекин обеспечил себе лидерство на рынках многих видов материалов, сейчас "вдруг" получивших статус "сырья будущего". Китайские компании стали крупнейшими в мире производителями не только того самого лития, ценами на который неожиданно для себя озаботился в числе прочих его "потребителей" и эстонец Ааво, но и редкоземельных элементов.

Китай успел стать еще и безусловным лидером мировой добычи и обогащения кобальта, никеля и графита, без которых тоже невозможно производство литий-ионых аккумуляторов – самых пока оптимальных источников питания для кусторезов, а также электромобилей.

Вот на такой рынок "сырья будущего" выходят ныне "климатически прозревшие" и решительно настроенные на "драку" Соединенные Штаты. Странно, но вроде бы достойная, благородная и важная для всей планеты задача борьбы с потеплением климата может обернуться новой разрушительной схваткой за источники сырья.

Возможно, Ааво стоило бы все же подумать о покупке кустореза не с электрическим, а с бензиновым моторчиком.



Распечатать