Восточный акцент: зачем в ФНБ меняют доллары и евро на иены и юани

Минфин отчитался о выполнении постановления правительства РФ, касающегося изменения нормативной валютной структуры Фонда национального благосостояния (ФНБ). Доли американского доллара и евро сокращены с 45% до 35%. Их заместили иеной с долей 5% и юанем с долей 15%.

Как сообщили в ведомстве, конверсионные операции были завершены в феврале. При этом доля доля фунтов стерлингов осталась неизменной – 10% от объема ФНБ.

Как пояснили в Минфине, изменения направлены на повышение доходности и диверсификации инвестиционных рисков суверенного фонда. Принципиальные решения относительно валютной корзины ФНБ были приняты в конце осени 2019 года. Замминистра финансов Владимир Колычев заявил, что на 2020 год намечены изменения. При этом механизм покупки валюты по бюджетному правилу сохранится, говорил чиновник.

Интересно, что тогда СМИ активно обсуждали параметры возможных изменений. Самый радикальный прогноз дало агентство Reuters. Со ссылкой на источник в Минфине оно сообщало, что долю доллара в ФНБ планируют приблизить к структуре резервов ЦБ, сократив почти в два раза – до 23,6%. Однако в итоге «американец» пострадал не так сильно. И в настоящее время он сохраняет паритет с «европейцем». Другое дело, какое будущее ждет доллар в валютных закромах России.

По мнению финансового эксперта Дмитрия Чечулина, изменение структуры ФНБ в пользу азиатских валют неслучайно и вполне логично. Для этого есть несколько важных факторов. Во-первых, бесконечная эмиссия доллара США ставит под сомнение его долгосрочную ценность. По умолчанию все понимают, что печатный станок рано или поздно ослабит покупательскую способность «американца». «Только за 2020 год количество долларов в мировой финансовой системе выросло на 20–25% без какой-либо поддержки валюты. А сейчас готовится очередной портфель мер поддержки еще на почти $2 трлн», – подчеркнул собеседник «Профиля».

Ни для одной валюты, даже такой надежной, как доллар США, это не может остаться безнаказанным. Евро находится примерно в такой же ситуации, хотя темпы программ монетарного стимулирования в Евросоюзе существенно ниже, чем в США, отметил Дмитрий Чечулин.

Второй важный момент – усиление влияния азиатских экономик. Все больше и больше товарооборот с Азией в целом и Китаем в частности диктует необходимость иметь «подушки безопасности» для проведения сделок в регионе. Причем с использованием во взаиморасчетах национальных валют, считает эксперт. По его мнению, не следует забывать, что юань не является валютой со свободным курсом обмена. Это значит, что средства ФНБ будут более защищены, а доходность прогнозируема.

С японской иеной другая история. «Это традиционный актив-убежище, в который многие правительства выходят в случае роста рисков, в том числе и по доллару», – отметил Дмитрий Чечулин.

Таким образом, снижение в ФНБ долей доллара и евро делает фонд более диверсифицированным, отвечающим современным правилам международной торговли.

Вместе с тем программа дедолларизации, последние годы активно продвигаемая Минфином, без потерь не обходится. «Не все операции принесли прибыль. В 2019 году ЦБ потерял $7,7 млрд из-за вложений в евро и в тот же юань. Однако формирование международных резервов – это не только большие деньги, но и большая политика. Изменение структуры ФНБ указывает на смену приоритетов правительства России в развитии экономики. Рост продаж сельхозпродукции в Китай диктует Минфину и ЦБ необходимость иметь под рукой запас средств для проведения торговых сделок. В отличие от нефти, которая традиционно продается за доллары, зерно и мясо можно оплачивать национальными валютами», – подчеркнул Дмитрий Чечулин.

Аналитик Института комплексных стратегических исследований Дмитрий Плеханов согласен с тезисом, что перекройка валютной структуры ФНБ отражает тенденцию по диверсификации вложений в иностранные активы и снижению зависимости от доллара. В частности, согласно данным Банка России о валютной структуре золотовалютных резервов РФ, доля доллара была снижена с 40,4% на конец 2016 года до 22,2% к середине 2020 года. Начиная со второго квартала 2018 года евро потеснил американскую валюту с первого места в структуре международных (золотовалютных) резервов России.

«Аналогичная тенденция – снижения доли американской валюты – заметна (хоть и не так существенна) и во внешнеторговых расчетах. Доля доллара в расчетах по российскому экспорту за несколько лет снизилась с 75,3% до 56,6%», – продолжил Дмитрий Плеханов. По его словам, решение о корректировке валютной структуры ФНБ, принятое Минфином, касается так называемых ликвидных средств фонда, размещаемых на счетах Банка России. То есть, по сути дела, приводится в соответствие с валютной структурой ЗВР.

Увеличение доли юаня позволит повысить доходность инвестирования активов суверенного фонда, поскольку гособлигации КНР характеризуются более высокой доходностью (3–4% годовых) по сравнению с казначейскими облигациями США (около 1%) и европейскими гособлигациями (около 0%). «Однако надо помнить, что китайский рынок облигаций отличается низкой ликвидностью. Это может стать препятствием для дальнейшего наращивания вложений средств ФНБ в юани», – не исключил Дмитрий Плеханов.

Пересмотр структуры ФНБ назрел весной прошлого года, напоминает доцент кафедры экономической теории РЭУ им. Г.В. Плеханова Татьяна Скрыль. Катализатором стали в первую очередь потенциал китайской валюты и санкционные риски со стороны западных стран. «На 1 февраля 2021 года размер ФНБ превысил 13,6 трлн рублей ($179 млрд), что составляет 12% от ВВП страны. Если его сравнивать с другими суверенными фондами, то он входит в топ-20 крупнейших», – отметила эксперт.

Однако ФНБ не только «подушка безопасности» на случай кризисов, но сберегательный ресурс с хорошей инвестиционной активностью. Преобладание в активах различных валют позволяет больше зарабатывать на курсовой разнице, считает Татьяна Скрыль. А данные о доходности валютных активов Банка России показывают, что юань в середине прошлого года вышел в лидеры. Его доходность была на уровне 3,45% годовых, тогда когда у доллара всего 1,31%. Кроме того, инвестиции в экономику КНР могут послужить стимулом для привлечения китайских средств в инфраструктурные проекты в России. В ближайшей перспективе доля сбережений в долларах и евро может незначительно сократиться в сторону расширения китайских финансовых инструментов, не исключает эксперт.



Распечатать