Променяли финансовый сектор на горстку рыбы: Independent о последствиях брексита для Лондона

В результате выхода из ЕС британский финансовый сектор столкнулся с большой проблемой: в новых реалиях многие торговые операции с акциями европейских фирм, осуществляемые компаниями под юрисдикцией Европы, теперь не могут проводиться через лондонский Сити, пишет The Independent. Это сильно ударит по британской экономике, так как в ходе переговоров о брексите британские министры решили уделить первоочередное внимание не одному из самых прибыльных секторов экономики, а рыболовству и «суверенитету».

Променяли финансовый сектор на горстку рыбы: Independent о последствиях брексита для Лондона

На этой неделе лондонский Сити вкусил плоды брексита — и они оказались весьма горьки, пишет The Independent.

4 января — в первый торговый день 2021 года — активы совокупным объёмом в миллиарды евро перекочевали из Великобритании в Европейский союз. Торговые операции на сумму в €5 млрд с акциями многочисленных фирм — от французских банков до немецких автопроизводителей, — которые раньше выполнялись на территории Британии, переместились в финансовые учреждения по всей континентальной Европе.

Подобные перемены стали прямым следствием финансовых правил ЕС, согласно которым, в случае если торговля активами европейских компаний (вроде Volkswagen, Airbus и BNP Paribas), осуществляется фирмами под юрисдикцией союза, она должна идти внутри блока.

Торговая площадка Aquis, на которой обращаются акции всего ЕС, стала свидетелем того, как практически все денежные потоки с торгов перетекли с её лондонской платформы в парижский филиал.

«Великобритания теряет свои очень сильные позиции в плане торгов европейскими акциями в Лондоне», — отметил гендиректор компании Аласдейр Хейнс.

При этом Aquis подчеркнула, что этот бизнес в Британию уже не вернётся. «Мы считаем, что крайне, крайне маловероятно, что Европа, которая только что вернула под свою юрисдикцию торговые операции, их снова упустит», — отметила глава маркетингового отдела Aquis Белинда Кехеян.

«Большая часть французских и немецких операций осуществлялась из Лондона — теперь их осуществляют внутри ЕС. Мы вернули себе контроль, но они вернули себе торги», — констатировала она.

Разумеется, признаёт The Independent, торги акциями ЕС — это далеко не единственный источник дохода лондонского Сити. Существует множество других направлений бизнеса — от банковского дела и страхования до валютных операций и управления активами.

При этом британские министры не скрывали своего «бычьего» настроя относительно перспектив финансовой отрасли после брексита. В частности, 30 декабря премьер-министр Борис Джонсон заявил, что после выхода из ЕС Сити «сумеет адаптироваться и будет страшно процветать».

Между тем, сделка по брекситу сознательно обходит стороной вопрос регулирования сферы финансовых услуг, однако обе стороны договорились двигаться к подписанию Меморандума о взаимопонимании, который заложит фундамент для сотрудничества в этой области. Тем не менее источники в финансовых кругах не скрывают по этому поводу своего скепсиса.

«Речь идёт о меморандуме, который имеет крайне ограниченную юридическую силу. По сути, он о том, что две страны договорились о правилах взаимодействия и обозначили свои планы относительно будущего общения», — сообщил один из них.

В широком смысле большее, на что может рассчитывать Сити, так это на то, что европейские власти присвоят финансовому регулированию Великобритании статус «тождественности» европейским нормам. При таком режиме европейские фирмы будут иметь возможность спокойно работать на территории Великобритании.

Хотя об установлении подобного режима с ЕС ранее договорились такие страны, как Швейцария, США и Япония, проблема с такой «тождественностью» в том, что она крайне ненадёжна и может исчезнуть в любой момент: согласно законодательству ЕС, режим тождественности может быть в одностороннем порядке отменён континентальными регуляторами.

Причём угроза эта вовсе не надуманная: в прошлом году Брюссель намеренно позволил рухнуть режиму тождественности, который действовал в отношении Швейцарии. В результате фирмы ЕС не смогли торговать на швейцарской фондовой бирже.

По мнению британских финансовых фирм, подобная угроза смахивает на постоянно висящий над их головами «Дамоклов меч», который будет мешать инвестициям в Великобританию.

Тем не менее, как утверждают некоторые специалисты, Великобритания всё же обладает некоторыми рычагами давления на ЕС, поскольку европейские фирмы и в самом деле в значительной степени полагаются на Сити.

В качестве доказательства подобной позиции они указывают на письмо финансовых групп ЕС, которые лоббируют Еврокомиссию с тем, чтобы та разрешила Лондону ввести режим тождественности в области торгов производными финансовыми инструментами, утверждая, что в противном случае у них вырастут издержки.

К тому же в прошлом году ЕС ввёл в отношении Лондона режим тождественности на временной основе в двух сферах — клиринге для деривативов и центральных депозитариях ценных бумаг. На такой шаг ЕС пошёл по той причине, что в этих областях он действительно во многом полагается на Лондон, а также не сможет установить над ними контроль в ближайшее время. Тем не менее аналитики предупреждают, что в долгосрочной перспективе ЕС сумеет нарастить свой потенциал в этих областях и будет выцеплять и переманивать клиентов Сити по одиночке.

Таким образом, главная задача Сити состоит в том, чтобы остаться при своих. По словам источников, лучшее, на что может рассчитывать британское правительство — это гарантии ЕС провести обширные консультации, прежде чем отказываться от режима тождественности.

Подобная перспектива, как считает газета, не слишком воодушевляет, если вспомнить, что речь идёт о секторе, доля которого в британской экономике составляет около 7%, притом что она генерирует десятки миллиардов фунтов налогов.

Однако, по словам источников, подобный исход вполне закономерен, поскольку в ходе переговоров по брекситу британские власти сосредоточили всё своё внимание не на судьбе одного из важнейших секторов экономики страны, а на таких темах, как рыболовство и «суверенитет».

«Мы променяли финансовые услуги на горстку рыбы», — пожаловался один из них.

Распечатать