Инвесторы отказали в доверии малому бизнесу

Фото: РИА Новости

В конце прошлой недели «Сбер» остановил работу краудлендинговой платформы «СберКредо», с помощью которой представители малого и микробизнеса могли получать финансирование от инвесторов — физических лиц. Эксперты, опрошенные журналом «Компания», считают, что на фоне экономического кризиса, разоряющего представителей МСП, платформа оказалась не востребована со стороны как инвесторов, так и заемщиков.

В самом «Сбере» подтвердили приостановку работы платформы. «Сейчас мы изучаем изменившуюся рыночную ситуацию и перспективы развития этого направления. Инвесторы, уже зарегистрированные на платформе, смогут оперативно и в полном объеме вывести средства на свои банковские счета. Действующие займы мы продолжим обслуживать в соответствии с правилами платформы. Регистрация новых пользователей и финансирование новых займов на платформе будут недоступны», — сообщили «Компании» в пресс-службе банка. 

Займы для бизнеса

Платформа «СберКредо» была запущена в декабре 2019 года. По условиям проекта инвестор мог осуществлять вложения в неограниченное количество стартапов продолжительностью до полугода. 

Частный инвестор Андрей Кочеров рассказывает, как краудлендинг выглядит на практике:

— Вы открываете счет в банке или в одной из компаний, у которых существует такая платформа, перечисляете туда деньги, и далее ваши средства в течение, как правило, нескольких дней распределяются среди индивидуальных предпринимателей (ИП), компаний малого и среднего бизнеса, подключенных к этой же платформе в виде заемщиков, на основании договора займа. Все это происходит в электронном виде, ездить никуда не надо. Выбором заемщиков занимается сама платформа, и ваши деньги вне зависимости от размера суммы распределяются по нескольким компаниям для того, чтобы снизить риски невозврата ваших средств. Все заемщики сразу, вероятно, не обанкротятся, а один или два вполне могут. На отдельных платформах вы имеете возможность выбирать заемщиков самостоятельно из предложенного списка. Порог входа от 5 тыс. руб. в зависимости от банка или компании, обещанная средняя доходность — до 20 % до вычета налогов.

Этот способ кредитования выгоден и для бизнеса, так как предприниматель получает деньги без залога и с процентной ставкой ниже, чем в банке. 

Самыми известными площадками для краудлендинга в России стали «Город Денег», «Поток» и «МодульДеньги».

По мнению инвестиционного консультанта, автора YouTube-канала «Экономист на час» Рами Зайцмана, ключевую роль в закрытии «СберКредо» сыграли два фактора: конкуренция и низкая востребованность услуги: «Есть более уверенные платформы, которые этим давно занимаются. И, скорее всего, "СберКредо" как площадка неинтересна в формате ребрендинга Сбербанка. Мы видим, что он сейчас меняется и превращается в новую IT-структуру».

Независимый экономический эксперт Антон Шабанов уверен, что если бы сервис был популярен среди кредиторов, то на новой платформе «Сбера» наверняка нашлась бы адекватная замена «СберКредо».

Не секрет, что для многих инвесторов подобный способ инвестирования кажется очень проблемным. «В случае дефолта заемщика взыскивать с него средства будет платформа, через которую вы работаете. Но сколько это займет времени и будет ли этот процесс успешным, неизвестно. После окончания сроков займов деньги вернутся на ваш банковский счет за вычетом подоходного налога в размере 13 % с дохода», — объясняет Андрей Кочеров.

Однако останавливает инвесторов, конечно, не только новизна формата. Экономическая ситуация — главный фактор в развитии краудлендинга.

Малый бизнес расширяет черную зону

В 2019 году Сбербанк подсчитал, что в России в малом и среднем бизнесе (МСП) трудятся 18,3 млн человек, что составляет 25,6 % рабочих мест. Причем самая высокая занятость была отмечена в торговле — 31,4 %.

В конце мая министр экономического развития Максим Решетников сообщил, что пострадавшими из-за пандемии были признаны 42 сферы деятельности, в которых занято более 6 млн сотрудников. Большинство из этих отраслей представлено предприятиями малого и среднего бизнеса. Тяжелее всего пришлось организациям из сфер HoReCa, бьюти-индустрии, туризма и торговли. 

Экономический кризис и неясные перспективы вынудили тех, кто решил выживать, перейти в серую или черную зону, работать неофициально, — говорит Антон Шабанов. «Весь бизнес, который не связан с медикаментами и продуктами первой необходимости, будет нести убытки и закрываться, в лучшем случае — продаваться», — прогнозирует Рами Зайцман.

Аналитики оператора онлайн-касс «Эвотор» выяснили в результате опроса, что более трети владельцев неработающих салонов (36%) не планируют возобновлять бизнес или уже продали его. Из-за финансовых трудностей не смогли вовремя возобновить работу 43% владельцев салонов. Зайцман приводит пример: в Петербурге до пандемии было около 40 барбершопов TOPGUN, работающих по франшизе. К лету их осталось около десяти. «Те, кто оставил барбершоп, сейчас имеет большие долги, те же, кто закрыл, смог выйти за эти месяцы на какую-то рентабельность», — заключает эксперт.

Впрочем, несмотря на все издержки локдауна, экономисты уверены, что время хоронить краудлендинг еще не пришло. Бизнес должен адаптироваться под финансовый кризис, считает Рами Зайцман.

«Сегодняшнее время ничем не лучше «вчера» или «завтра». Кризис — это всегда время возможностей, но не для всех видов бизнеса. Если вы откроете туристическое агентство, то не факт, что оно быстро выстрелит, но если вы возьметесь сейчас за медицинский бизнес — например, начнете производство масок и сможете предложить рынку что-то новое в их изготовлении, — то это может быть актуально», — анализирует Шабанов.

Распечатать