Не для всякой публики. Что не так с IPO российских госкомпаний?

 

На российском рынке обращается немало акций бывших государственных компаний. Однако с точки зрения государства они, кажется, так и не стали частными.

После длительного перерыва российский рынок был в начале октября обрадован сразу двумя размещениями. IPO «Совкомфлота» сразу позиционировалось как «очередное народное», а акции «Аэрофлота», у которого проходило SPO, — один из наиболее популярных инструментов у массовых инвесторов. Еще за несколько недель до этих событий аналитики стали включать их в прогнозы: «Посмотрите, у нас будет конференция Сбербанка, она обычно поднимает инвесторам настроение, потом размещение «Совкомфлота» — никому ведь не нужно размещаться на падающем рынке. А дальше еще и «Аэрофлот» размещается. Не дураки же там сидят? Так что у рынка отличные перспективы!» Однако у инвесторов остались поводы быть недовольными обоими проектами.

Флот на приколе

IPO «Совкомфлота», о котором говорили чуть не десять лет, было подкреплено участием Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ), а он сообщал, что также привлек партнеров — суверенные фонды Ближнего Востока и Азии. На розничных инвесторов приходилась всего лишь шестая часть размещаемых акций. Да и сама компания выглядела неплохо: на дивиденды отправляется не менее 50% чистой прибыли по МСФО. По предварительным расчетам УК «Доход», на выплату дивидендов по итогам 2020 года может направиться около 6,9 рубля на акцию — в таком случае рублевая доходность от средней цены размещения превысит 6%.

Как было отмечено в пресс-релизе, «более 40 тысяч розничных клиентов приняли участие в IPO «Совкомфлота» через мобильное приложение «ВТБ Мои Инвестиции». Однако размещение прошло по 105 рублей, нижней границе заявленного диапазона. И в первый же час торгов в продаже появились бумаги на несколько миллиардов рублей. К концу этого часа акции котировались уже по 93 рубля, а на минимуме сваливались до 91,56 рубля. Потом, правда, последовало довольно быстрое восстановление до 100 рублей, однако к цене размещения котировки не вернулись ни через неделю, ни через две.

Как проходит IPO
Как правило, рыночное размещение проходит по принципу аукциона: инвесторы отправляют заявки с указанием количества бумаг и устраивающей их цены. После сбора организаторы определяют «цену отсечения» и удовлетворяют заявки инвесторов, для которых такая цена приемлема. Обычно на первичном размещении организаторы стараются не завышать цену отсечения, чтобы у проданных акций оставался запас роста и инвесторы не разочаровывались. Если спрос очень велик («переподписка»), то заявки по цене выше цены отсечения могут удовлетворяться частично.

Версии произошедшего разные. По одной из них, в предыдущих IPO слишком часто случались переподписки, и заявки удовлетворялись не полностью, а за дефицитом нередко следовал скорый рост бумаг. Чтобы «перехитрить систему», участники в этот раз могли сделать заявки с запасом. Однако в целом спрос оказался меньше ожидаемого, и все получили по полной, сколько просили. Застигнутые врасплох инвесторы начали избавляться от излишков — и окончательно поломали привычную схему.

На скорый рост бумаг могли рассчитывать и спекулянты, в последние несколько лет все больше определяющие погоду на рынке. Своих денег у них, как правило, не так много, им приходится работать с плечом, и начальный спад котировок мог вызвать принудительные продажи во избежание дальнейших убытков («маржин-колы»), еще более обвалившие цену.

«Частные компании, как правило, стараются, чтобы участники IPO не жалели о своих решениях, — рассуждает президент инвестиционной группы «Московские партнеры» Евгений Коган. — А когда в первый день торгов кто-то вдруг доразмещает бумаги, то по закону все правильно, но это неуважение к инвесторам. Либо они разместились полностью, но кто-то из организаторов решил зафиксировать комиссию, то ли не разместились и сами стали доразмещать на вторичный рынок — история непрозрачная».

Не исключено, что дело просто в технической оплошности. Правда, версия выглядит странной, если учесть, что совместными глобальными координаторами и букраннерами размещения выступили «ВТБ Капитал», Citigroup Global Markets, Sberbank CIB, JP Morgan и BofA Securities. Однако динамика котировок создает впечатление, что маркетмейкер — компания, которой поручается поддерживать рынок после размещения и не допускать слишком резких колебаний, — в первые часы просто отсутствовал. «На российском рынке давно не было IPO, и накладки не заставили себя ждать. Тем более что был выбран не столь удачный период — организаторы явно просчитались, выбрав дату размещения за пять недель до выборов в США, когда шел отток из рисковых активов во всем мире, не только в России, — говорит заместитель гендиректора «Финама» Ярослав Кабаков. — И конечно, остаются вопросы по организации: многие инвесторы получили бумагу фактически только на следующий день после размещения. В том числе и маркетмейкер, кажется, тоже. Андеррайтером был «ВТБ Капитал», к ним и вопросы, — я бы отметил нехватку опыта работы с розницей. Они прекрасно умеют размещать облигации, но здесь не просчитали реакцию и необходимый объем поддержки. Однако это скорее нюансы — стоило заранее понимать, что это не американский рынок, где все всегда «выстреливает».


Распечатать