Занимательная экономика: зачем правительство решило резко увеличить госдолг

Планы правительства по преодолению последствий экономического кризиса, спровоцированного пандемией COVID-19, предполагают существенное наращивание госзаимствований. Согласно проекту федерального бюджета, к концу 2023 года государственный долг РФ составит 28,3 трлн рублей (21,3% ВВП) против против 13,6 трлн рублей (12,3% ВВП) в 2019 году.

Следует напомнить, что глава Минфина Антон Силуанов оценивал госдолг в 20% к ВВП как «неопасный», а дальнейшее его наращивание считал «нецелесообразным». Однако в сложившейся ситуации у правительства других вариантов покрытия бюджетного дефицита фактически не остается.

Кроме того, надо понимать, что даже после преодоления психологической черты, обозначенной министром, российский госдолг останется одним из самых низких в мире. Приоритет будет отдан внутренним заимствованиям, которые дешевле в обслуживании, тогда как внешние ближайшие три года решено зафиксировать на уровне 5,1–5,3 трлн рублей.

Внимание правительства к этому вопросу не случайно. Суверенный долг относится к ключевым системным рискам финансовой системы государства. Международные финансовые институты, ученые и независимые эксперты исходят из того, что превышение безопасного порога госзаимствований способно стать препятствием для устойчивого экономического развития.

В некоторых случаях они чреваты кризисом, что мы уже проходили в августе 1998 года. Тогда казна оказалась не в состоянии обслуживать внутренний госдолг – платить по государственным краткосрочным облигациям (ГКО), и был объявлен дефолт.

И все же жизнь взаймы для государств явление нормальное. Причем многие правительства давно превысили «безопасный» объем заимствований. В настоящее время более чем у 50 стран госдолг превышает 70% ВВП, а почти у 20 стран госдолг равен 100% ВВП.

В наибольшей степени закредитованы развитые экономики. У развивающихся же стран, входящих в эту группу, показатель долг/ВВП составляет примерно две трети соответствующего показателя развитых государств. Впрочем, ситуация не статична. В частности, для стран с формирующимися рынками последнее десятилетие отмечено самыми высокими за весь исторический период наблюдений темпами роста среднегодового значения госдолга – в среднем около 7 пп. к ВВП.

Лидерство в «долговой» гонке уже который год удерживают Соединенные Штаты Америки. Величина суммарной задолженности США сегодня превышает объемы производства страны, и, согласно прогнозам, к 2023 году  достигнет 117% ВВП.

На этом фоне уровень госдолга в Российской Федерации, даже с учетом запланированного роста в среднесрочной перспективе, вроде бы не создает особых угроз для финансовой системы и экономики. По объективным причинам, среди которых основная – геополитика, Россия может рассчитывать главным образом на собственные финансовые ресурсы.

Внутренние заимствования год от года увеличиваются. Начиная с 2011 года они выросли в 3,9 раза. Внешний же долг за это время «потяжелел» всего на 30%. Причем более 70% приходится на облигационные займы, сроки погашения которых растянуты во времени до 2047 года.

С учетом значительных расходов на поддержку экономики в условиях COVID-19 можно предположить, что российский финансовый рынок и в дальнейшем будет одним из основных источником финансирования бюджетных расходов. Кассовый разрыв, если можно так выразиться, часто возникает неожиданно. По данным Счетной палаты РФ, за первые шесть месяцев вдвое выросли расходы на здравоохранение (655 млрд рублей), в 1,6 раза – трансферты регионам (1,4 трлн рублей), антикризисные меры облегчили казну более чем на 1,2 трлн рублей.

Одновременно с этим снизились доходы федерального бюджета – почти на 1 трлн рублей сократились поступления из-за сокращения экспорта и падения цен на нефть. А Федеральная таможенная служба (ФТС) России с января по сентябрь перечислила в бюджет 3,217 трлн рублей против 4,177 трлн рублей за аналогичный период прошлого года.

Привлечение заимствований не вызывает опасений. Сегодня Россия обладает мощной финансовой «подушкой безопасности». Международные резервы составляют около $600 млрд и многократно перекрывают госдолг.

По этому показателю наша страна уверенно занимает ведущие позиции в мире. Следует отметить, что в последние годы усилилась диверсификация международных резервов РФ по валютной структуре и за счет возрастания доли монетарного золота в их составе – почти на 20%.

Внутренний госдолг России только по ОФЗ примерно в четыре раза больше внешнего. Оценка сложившейся структуры не может быть однозначной.

С одной стороны, кредитные риски, обусловленные внешними факторами, действительно невысоки. С другой стороны, зная ограниченность внутреннего финансового потенциала, отсутствие иностранных инвестиций, сложившийся дисбаланс в известном смысле сдерживает развитие отечественной экономики. Объемы иностранных инвестиций в Россию сокращаются с конца 2014 года. За последний год отток капитала вырос на 74%.

Свои проблемы есть в нефинансовом секторе экономики. Внутренний и внешний корпоративный долг российских компаний, хотя он постепенно и снижается, но все еще составляет 54% ВВП.

С учетом высокой доли государства в экономике, международные кредиторы считают его суверенным. Их уверенность укрепляет опыт кризиса 2008–2009 годов, когда правительство вынуждено было направить миллиарды на погашение внешних долгов крупнейших компаний, чтобы они не перешли под контроль иностранных инвесторов.

То, что корпоративные кредиты могут создавать серьезные проблемы для национальной экономики, доказывает пример Китая. На сегодняшний день две трети консолидированного долга Поднебесной приходится на компании, в основном государственные. В 2019 году корпоративная задолженность превысила 133% ВВП. Многие предприятия оказываются не способны платить по счетам и уходят с рынка. В частности, в 2018 году в КНР обанкротилось 18 тысяч фирм.

К сожалению, внутренние заимствования не самый надежный источник пополнения бюджета. Весной в результате ослабления рубля российские ценные бумаги потеряли привлекательность для зарубежных игроков. Интерес же отечественных инвесторов не отличается стабильностью. В среду, 7 октября, Минфин на аукционе разместил облигации федерального займа (ОФЗ) с погашением в 2030 году на 345,7 млрд рублей, причем спрос превысил предложение. А в августе два подряд аукциона (12 и 19 числа) были провалены.

Уверенности в том, что история не повторится в будущем, нет. Тем более что продолжается девальвация рубля, экономика на фоне пандемии переживает сложное время, у частных инвесторов и банков остается все меньше свободных средств, чтобы вкладывать в ОФЗ. Таким образом, надежды правительства закрывать «дыры» бюджета за счет увеличения внутреннего долга могут и не оправдаться.

Автор – доцент кафедры финансов и цен РЭУ имени Г.В.Плеханова.​



Распечатать