Ильхам Алиев(президент) объявил новую приватизацию

В ходе совещания в связи с проведенными в Азербайджане мерами по борьбе с коронавирусом и социально-экономической ситуацией президент Ильхам Алиев высказал принципиально новый подход  к проблемам либерализации экономики, а также приватизации госимущества, отметив необходимость проведения в этой сфере широких реформ. Казалось бы, приватизация у нас началась еще с конца прошлого века. И многие гособъекты перешли за это время в частную собственность, но сегодня глава государства ставит уже новые задачи. Что же побуждает правительство вновь акцентировать внимание на приватизации, и в чем состоит суть нового подхода к процессу?


В условиях ожесточающейся по всему миру пандемии государство идет на денационализацию своего имущества не от хорошей жизни - это вызвано потребностью в финансовых ресурсах для сокращения бюджетного дефицита и обслуживания государственного долга. Воздействие приватизации на бюджет может быть многосторонним. Если приватизируются убыточные предприятия, сокращается величина субсидий, чем уменьшается первичный дефицит и необходимость долгового финансирования. Возможно, в будущем предприятие станет прибыльным и бюджет лишится потенциальных доходов, но предпочтение отдается текущим доходам от продажи. Доходы от приватизации в основном используются для сокращения бюджетного дефицита и погашения госдолга, что сокращает не только его размер, но и стоимость обслуживания, а также нагрузку на бюджет в будущем. Кроме того, продажа госсобственности становится сигналом проведения правительством определенной финансовой политики, что улучшает кредитный рейтинг государственных облигаций и снижает процентные платежи.

Азербайджан пошел на этот шаг в середине смутных 90-х годов прошлого века, когда экономическое состояние страны оставляло желать лучшего. Обращение общенационального лидера Гейдара Алиева в Милли Меджлисе 30 июня 1995 года по сути дало старт процессу приватизации госимущества в стране. Вначале на приватизацию были выставлены малые предприятия, а с 1999 года – средние и крупные. Уже к 2000 году вся сфера торговли находилась в частных руках, а в общей структуре предприятий свыше 70% относились к числу частных. С приходом к власти Ильхама Алиева процесс приватизации получил дальнейшее развитие. И хотя основная масса предприятий была приватизирована до 2003 года, работа в этом направлении не прекращалась.

Сегодня, конечно, Азербайджан - самодостаточная страна в экономическом отношении и может справиться с любыми вызовами. Нет у страны ни такого бюджетного дефицита, ни столь огромного объема госдолга, которые заставили бы власти путем углубленной приватизации покрыть эти дыры. В то же время продолжительный жесткий карантинный режим, вызванный пандемией коронавируса, выявил много брешей (и не только в экономике), которые требуется срочно залатать. В тучные годы эти недостатки как-то не бросались в глаза, но теперь надо вести счет каждой копейке, к тому же неизвестно, как долго будет продолжаться обвал мировой экономики. Вот и наказал глава государства закрутить все гайки в действующих объектах, а где это невозможно – продать. И верно, не надо правительству тянуть годами ненужный балласт.

Но ведь продавали же и раньше. Да, продавали, но как? Достаточно вспомнить, как «приватизировали» госчиновники Дашкесанский горнообогатительный комбинат. Семь раз (!) Государственный комитет по имущественным вопросам объявлял инвестиционный конкурс по продаже акций ОАО Dashkesan Filizsaflashdirma, занимающегося производством и переработкой железных руд. И семь раз «не находилось инвестора», как утверждали в Госкомимущества, желающего приобрести столь перспективный объект. Но непомерно жесткие условия расформированного госкомитета и прочие проволочки каждый раз отталкивали частные компании от этой идеи. В результате объект так и оставался в запущенном состоянии, а производственники завозили сырье из-за рубежа. И вот за несколько часов до знаменательного выступления президент подписал распоряжение о передаче комбината госконцерну Azergold, который тоже, по всей видимости, в перспективе перейдет в частные руки. Много можно привести примеров и с участием иностранных компаний.

И не случайно президент Алиев подчеркнул: «Мы должны заинтересовать и частные, и иностранные компании. Потому что в некоторых случаях компании обращаются, однако их обращения не рассматриваются, а в некоторых случаях рассмотрение этих обращений затягивается. Некоторые проекты реализуются, а некоторые – нет. Мы сами должны быть заинтересованы. Мы должны предоставить иностранным и местным инвесторам бизнес-план – вот сфера, вот предприятие, иди и приватизируй».

Более того, глава государства указывает: если стратегический инвестор вложит большие средства, то предприятие можно приватизировать за символическую цену. Если он даст гарантии, что вложит сюда большие средства. Только так можно запустить эти разрушенные и полуразрушенные предприятия. Сколько их осталось в Баку с советских времен, трудно даже посчитать. Как производственный объект эти предприятия, конечно же, не представляют должного интереса – все, что можно было, уже растаскали и распилили. Однако у этих предприятий большие территории, где могут быть созданы новые предприятия или реализованы масштабные проекты градостроительства. Как заявил И.Алиев, строительный сектор, рухнувший во время пандемии, накопил большой потенциал и готов взяться за восстановление.

«Надо привлечь инвесторов. Пусть идут и за свои деньги благоустраивают территорию, создают общественные зоны и здания. Потому что в этом есть необходимость, и это оживит бизнес», - показывает путь президент Ильхам Алиев. Глава государства прямо указывает, что инвесторам, как минимум, надо не мешать. А там они сами разберутся. Ни один частник не вложит и копейки, если не будет уверен в перспективности своего потенциального бизнеса. И эта уверенность вовсе не означает хорошую и надежную крышу в госструктуре. Насколько хрупка такая уверенность, видно из последних событий, когда после «ухода крыши» закрываются компании, банки и прочие структуры бывших чиновников высокого уровня.

Глава государства призывает к более тесному сотрудничеству между государством и частным сектором, которое должно основываться на более конкретных проектах, а не оставаться по-прежнему намерением. К сожалению, мало в стране проектов, в которых на равных действуют и государственные, и частные компании. Вот потому-то здесь и необходима реализация качественно нового подхода. Он не исключает участия частного сектора в каких-то новых сферах, даже в инфраструктурных проектах. То есть не только в создании промышленных предприятий, как у нас практикуется, но и в инфраструктурных проектах. Частнику, конечно, мало что светит в этих проектах, где выгоды практически нет. Но их можно стимулировать, к чему и призывает президент.

Да, Ильхам Алиев анонсировал качественно новую приватизацию уже в развитом Азербайджане. И она должна отвечать правилам приватизации, принятым в развитых странах. При этом важную роль играет действующая в стране правовая система. Думается, Азербайджан больше напоминает страну с французской системой общего права (French civil law countries), где масштабный сектор госпредприятий выступает как инструмент перераспределительной политики правительства. Существуют также нормы законодательства, прямо ограничивающие частную инициативу в некоторых отраслях экономики. В конституциях Франции, Италии, Португалии и некоторых других стран прямо указаны стратегические отрасли, где доминирует госсобственность, при этом для проведения приватизации требуется принятие отдельных законов или внесение поправок в конституцию. Тогда как в Великобритании, Австралии, Новой Зеландии и других странах с системой общего права правительство может проводить приватизацию без принятия дополнительных законов.

Конечно, не думается, что новая большая приватизация охватит сразу крупные госмонополии, действующие сегодня на местном рынке, в полном объеме. В частности, о передаче в частные руки нефтяного сектора, электрораспределительной сети, стратегических транспортных коммуникаций и т.д. сегодня не может быть и речи. Но какие-то частнособственнические элементы надо внедрять в ныне действующую структуру и SOCAR, и «Азерэнержи», и AZAL, и других крупных монополистов. И это должно касаться не только больниц, детсадов и прочих вспомогательных структур, не имеющих отношения к производственному процессу. Ну, скажем, почему же нельзя приватизировать простаивающую скважину или даже неэффективное месторождение SOCAR, неэффективную модульную электростанцию «Азерэнержи»? Ведь частные компании уже начали разработку месторождений, занимаются авиационной и железнодорожной перевозкой. А скоро иностранные инвесторы приступят к строительству солнечной и ветряной электростанций, которыми сами же будут управлять до конца.  

Но для этого, как выяснилось, надо было пересмотреть действующие законодательные нормы, которые вскоре будут представлены в парламент. И работу эту надо активизировать, шире привлекать инвесторов, в том числе и иностранных. А государству нужно лишь усилить контроль за их работой, ограничив вмешательство правительства в рыночную экономику.



Распечатать