Не только лидер U2: как Боно инвестировал в Facebook и другие компании


В первую очередь Боно известен как солиcт группы U2, активист и общественный деятель. Но помимо этого музыкант уже много лет инвестирует. Рассказываем, в какие проекты

Пол Дэвид Хьюсон, известный как Боно, не только фронтмен ирландской рок-группы U2 и обладатель 22 премий Grammy. Он также занимается благотворительностью и общественной деятельностью.

Особое внимание музыкант уделяет проблемам нищеты, задолженности стран Африки и борьбе со СПИДом. В 2006 годе его даже номинировали на Нобелевскую премию мира. Однако, помимо этого лидер U2 занимается инвестициями. Часто он выбирает компании и фонды, которые приносят пользу для общества.

В 1992 году вместе с гитаристом U2 Эджем и другими инвесторами Боно купил отель The Clarence в Дублине, который был построен в 1852 году. Боно и Эдж были завсегдатаями этого места. После покупки они отреставрировали здание отеля за $8 млн. В июне 2019 года Боно и Эдж сдали его в аренду ирландской гостиничной группе Press Up Entertainment Group, сохранив право собственности. Эта компания сейчас управляет гостиницей.

В 2004 году Боно присоединился к американскому частному инвестиционному фонду Elevation Partners в качестве управляющего директора. Портфель фонда составлял $1,9 млрд, он фокусировался на инвестициях в медиа и индустрию развлекательного контента. В частности, в разработчиков видеоигр BioWare и Pandemic Studios, Forbes Media и соцсеть Facebook. В 2015 году Elevation Partners завершил свою деятельность, закрыв последнюю инвестиционную идею.

В 2012 году СМИ написали, что Боно станет самым богатым музыкантом и опередит Пола Маккартни после того, как акции социальной сети Facebook начнут торговаться на бирже. По данным прессы, у Маккартни на тот момент было $1,05 млрд. А Боно владел 2,3% акций Facebook через Elevation Partners, который купил их за $90 млн. После IPO стоимость этого пакета подскочила до $1,4 млрд.

Сам Боно в интервью телеканалу NBC опровергал информацию о том, что он мог стать миллиардером.

«Вопреки сообщениям, я не миллиардер и не собираюсь быть богаче любого из The Beatles. В Elevation мы вкладываем чужие деньги — пожертвования, пенсионные фонды. Нам, конечно, платят. Но вы знаете, я чувствовал себя богатым, когда мне было 20 лет, и моя жена оплачивала мои счета», — говорил он.

Позднее СМИ отмечали, что фонд получает только 20% прибыли, которую затем делят шесть партнеров. Таким образом, Боно мог получить около $46 млн. По оценкам Value Walk, доля музыканта составляла $43 млн.

Инвестиции по принципам ООН

В том же году, когда закрылся Elevation Partners, Боно стал специальным партнером фонда TPG Growth. Он инвестирует в компании из США, Азии и других регионов. Управляет активами на сумму около $12,5 млрд в различных секторах, включая здравоохранение, потребительские товары, медиа, технологии и бизнес-услуги. В его портфеле находятся Airbnb, Burger King, Cirque du Soleil Entertainment Group, Fender, российский ретейлер «Лента», Lenovo, McAfee, Spotify, STX Entertainment, Uber и другие компании.

В 2016 году Боно стал соучредителем The Rise Fund вместе с бывшим президентом eBay и продюсером Джеффри Сколлом, а также TPG Growth. The Rise Fund придерживается принципа социально-преобразующих инвестиций, основанных на 17 целях ООН в области устойчивого развития. В них входят ликвидация нищеты, голода, снижение неравенства, борьба с изменением климата, качественное образование и здравоохранение, достойная работа, экономический рост и другие.

Боно и группа U2 столкнулись с критикой после того, как в 2006 году музыканты поменяли налоговую юрисдикцию Ирландии на Нидерланды. Причиной могла стать политика ирландского правительства — оно установило потолок необлагаемых доходов для работников искусства на уровне €250 тыс. Ставка налога в Нидерландах оказалась гораздо выгоднее.

Боно обвинили в лицемерии. Пресс-секретарь ирландской Лейбористской партии Джоан Бертон отметила, что музыкант говорил о том, что правительство должно выделять больше денег на помощь Ирландии. «Я удивлена, что U2 не готовы вкладываться в казну на справедливой основе вместе с основной массой ирландских налогоплательщиков», — говорила она.

В 2011 году на концерте U2 в Гластонбери прошла акция  протеста. Участники хотели показать, как межгосударственное уклонение от уплаты налогов влияет на развивающиеся страны. Тогда организация «Христианская помощь» подсчитала, что каждый год развивающиеся страны теряют $160 млрд, поскольку прибыль, полученная в более бедных странах, перемещается в более богатые офшоры.

Боно же ответил, что группа платит «целое состояние» в виде налогов. По его словам, то, что он занимается благотворительностью и является активистом, не значит, что он должен быть глуп в бизнесе.

В 2017 году СМИ узнали из «панамского досье», что Боно инвестировал в литовский торговый центр Aušra через мальтийскую компанию Nude Estates. Она купила ТЦ за €5,8 млн вскоре после его открытия в 2007 году, а потом передала связанной компании на острове Гернси.

«Панамское досье» и «райское досье» — документы из офшорных регистраторов Mossack Fonseca, Appleby и Asiacity Trust — после утечки оказались в распоряжении Международного консорциума журналистов-расследователей (ICIJ) и Центра по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP).

Мальта является юрисдикцией с низкими налогами, отмечал The Guardian. Для иностранных инвесторов налог, уплачиваемый с прибыли компаний, снижается до 5%. На Гернси налог на прибыль вообще не уплачивается, хотя любые деньги, возвращаемые в Великобританию или Ирландию, будут облагаться налогом.

После публикации этих данных пресс-секретарь Боно сказала, что музыкант стал пассивным миноритарным инвестором этого проекта. Управляющий компаниями Nude Estates Брайан Михан подтвердил, что лидер U2 не участвовал в принятии решений.

Государственная налоговая инспекция Литвы начала проверку и выяснила, что офшор группы Nude Estates на острове Гернси не платил налоги с 2011 года. В связи с расследованием Боно сказал:

«Те, кто управляет компанией, заверили меня, что она полностью соответствует налоговым нормам, но если это не так, я хочу знать столько же, сколько и налоговая служба».

Он заявлял, что приветствует проверку и относится к этому очень серьезно. «Я выступал за то, чтобы бенефициарное владение офшорными компаниями стало прозрачным», — говорил музыкант.

В 2018 году компания выплатила €53 тыс. налогов и пени. Боно был рад, что компания добровольно погасила неуплаченные сборы, хотя и назвал произошедшее технической ошибкой. Он утверждал, что нарушений со стороны Nude Estates не было. Но в итоге распорядился, чтобы консультанты отозвали его инвестиции в компанию. 


Распечатать