Есть ли у вас план, мистер Фикс? Академик Аганбегян о том, где брать деньги




«Временами наше государство бесцельно тратит огромные средства на отдельные отрасли, которые не дают позитивных результатов. Причина тому — отсутствие планирования», — считает академик РАН, завкафедрой РАНХиГС Абел Аганбегян.

Спустить план

Татьяна Богданова, «АиФ»:— Абел Гезевич, когда говорят о плановой экономике, сразу вспоминается СССР с его ударными пятилетками. Разве план возможен в рыночных условиях?

Абел Аганбегян: — Чтобы добиться успеха, в любом деле надо ставить перед собой чёткие цели и на их основе строить план действий. Иначе вы будете развиваться неэффективно. Это касается как частной жизни каждого человека (доходы, покупка квартиры, рождение детей, сохранение здоровья), так и государства в целом. При социализме план был директивным, основанным на административных методах. В рыночных странах применима другая система планирования. Например, государству подчинены «Газпром» и «Роснефть», а значит, для них можно сделать директивный план: добыть столько-то нефти и газа, зарплату руководству сделать такую-то, вложить столько-то инвестиций... А вот для «Лукойла», как и других частных компаний, приказной план не спустишь. Они сами решают, сколько им добывать и тратить. Но для них возможен другой план — индикативный. То есть через рекомендации. Если компания будет им следовать, получит определённые стимулы — кредитную поддержку по сниженной ставке, налоговые послабления и др. В наших банках в 2,5 раза больше денег, чем во всех вместе взятых бюджетах и фондах, а 70% активов этих банков находится в руках государства. Так что у государства есть масса рычагов сделать так, чтобы частнику было выгодно работать на него. В сочетании таких вот директивных и индикативных планов и может получиться сбалансированный народно-хозяйственный план развития экономики России.

Почему социализм у нас так быстро развился? Благодаря планированию. Из аграрной страны мы создали индустриальную, из неграмотной — грамотную. В начале XX в. средняя продолжительность жизни была 35–40 лет, а к 1964–1965 гг. достигла 70 лет — на уровне развитых стран. Такой продолжительности мы потом вновь достигли лишь в 2012 г. Многие страны, ориентируясь на опыт СССР, взяли планирование на вооружение.

Разговоры о кубышке

— Какие страны живут по плану?

— По 5-летним планам развиваются 29 стран мира, включая Аргентину, Египет, Индонезию, Вьетнам, Малайзию и др. В них проживают 3,5 млрд человек — 45% от численности всего населения Земли. Ряд стран применяют пятилетки на протяжении 50–55 лет. Китай выполняет сейчас 13-ю пятилетку, Индия недавно завершила 12-ю, в Турции идёт 11-я пятилетка (2019–2023 гг.).

Из всех указанных стран в России самое большое огосударствление экономики: 71% ВВП нашей страны дают предприятия и организации, которые на 100% подчинены государству или контролируются им. При этом Россия по непонятным причинам отказалась от планирования, оставив в виде главного документа госполитики федеральный бюджет. Но в нём нет целевых показателей! Есть только статьи доходов и расходов. И составляет его Минфин — фискальное ведомство, которое должно следить за расходами, а не решать, сколько, кому и на что дать денег. В мае 2019 г. прошёл знаковый Московский академический экономический форум, организованный РАН и Вольным экономическим обществом. 74% его делегатов проголосовали за то, чтобы Россия перешла на планирование.

— Но у нас есть нацпроекты со своими целями: увеличить строительство жилья с 80 до 120 млн м² в год, в 2 раза повысить экспорт несырьевых неэнергетических товаров, довести 50% городских автодорог до стандартов качества и т. д. Времени до 2024 г. осталось немного, а тут ещё вмешалась пандемия... Как считаете, они будут выполнены?

— Нацпроекты — это серьёзная целевая работа, и она похвальна. Но при этом каждый из них преследует свои цели. К тому же по крупнейшим задачам, связанным с технологическим прорывом, сокращением бедности и развитием базовых отраслей экономики (машиностроение, химия, энергетика и др.), у нас нет нацпроектов. Их надо создать. А существующие 13 нацпроектов следовало бы серьёзно доработать.

Чтобы от нынешнего кризиса за 2–3 года перейти к росту, нам жизненно важно начать развиваться по народно-хозяйственному 5-летнему плану на 2021–2025 гг. В основу его ориентиров как раз должны быть положены показатели указов Президента России Владимира Путина от 7 мая 2018 г. При 3% роста в 2022–2023 гг. и 4–5% в 2024–2025 гг. мы во многом могли бы выполнить поставленные задачи по сокращению бедности, вводу жилья, показателям демографии и здравоохранения. Но для этого надо отказаться от догм и перестать сидеть на сундуке с золотом. Надо его открыть, надо занять у других стран (сумма нашего внешнего и внутреннего долга всего 14,9% при считающемся безопасным международном нормативе до 60%). Нам нужны деньги на развитие!

— Разве государство ещё не раскупорило свою кубышку?

— Начинает раскупоривать. В ФНБ есть 11 трлн руб. ликвидных средств, часть которых намечено в течение ряда лет использовать для возмещения бюджетных потерь от коронавируса и снижения нефтегазовых цен. Кроме того, на инвестиции в основной капитал, прежде всего для технического перевооружения экономики, следовало бы выделить 130 млрд долл. из золотовалютных резервов. Оставшихся 300 млрд долл. хватит в качестве резерва для обеспечения устойчивости финансовой системы. При этом, на мой взгляд, долговременные низкопроцентные инвестиционные кредиты должны занять доминирующее место в привлечении новых источников финансирования.

Чем помочь людям?

— Первый план правительства по восстановлению экономики не устроил президента и был отправлен на доработку. В минувшую пятницу кабмин представил второй вариант. Как он вам?

— Доработанный план содержит много важных мер. Но для организации ускоренного развития в ближайшие 2–3 года он недостаточен. Мне кажется, правительство недооценивает глубину спада. Не учитывает огромный неформальный сектор народного хозяйства, где особенно много безработных, где миллионы человек остались без доходов. Выделенной правительством суммы в 5 трлн руб. на 2 года совершенно недостаточно. На мой взгляд, только для восстановления экономики в 2020 г. требуется 8 трлн руб., а в 2021 г. — ещё 12 трлн руб.

План правительства нацелен на то, как выйти на докризисный уровень. Но зачем нам возвращаться обратно в стагнацию? С 2013 г. до начала нового кризиса ВВП страны вырос всего на 2% — за 7,5 года. Ужас! А должен был вырасти на 25% (в других странах — на 30–40%). У нас даже новые экономические термины появились. Эльвира Набиуллинаговорит об «устойчивом росте», «нулевом росте»... Но какая это устойчивость, когда в стране стало на 5 млн бедных больше и на 10% снизились реальные доходы населения? Надо восстанавливаться не до уровня 2019 г., а до 2013 г., когда был максимальный рост доходов, розницы и др. И дальше переходить к экономическому росту.

— «Государственные меры поддержки россиян оказались недостаточными», — заявил глава Счётной палаты Алексей Кудрин. На ваш взгляд, что ещё необходимо сделать?

— Осенью этого года надо поднять МРОТ до 20 тыс. руб. при определённом увеличении смежных зарплат до 30 тыс. руб. Это коснётся 40% работающих и сократит количество малообеспеченных. Безработных в стране ожидается 10 млн человек, а значит, одновременно следовало бы поднять пособие по безработице до 12–30 тыс. руб., сделав его 60% от заработка. Средний размер пенсий надо повысить с 15 до 20 тыс. руб. уже с 2021 г. И дать возможность выходить на пенсию по старому возрасту, но с пониженной выплатой. Согласитесь: найти работу тем, кто потерял её в районе 60 лет, сейчас крайне трудно. И ещё надо пересчитать долги людей. У нас 40 млн должников, которые заняли в банках 18 трлн руб. Значительная часть из них потеряла доходы в кризис и вряд ли сможет вернуть свой долг в ближайшие полгода, на которые государство даёт отсрочку. Поэтому отсрочку надо увеличить до 2,5–3 лет, а главное — надо сократить задолженность людей, пересчитав проценты и снизив их до 8% годовых. Учитывая существующую низкую ставку ЦБ в 4,5%, банки не останутся без прибыли. Что касается МФО, выдававших займы под ростовщические проценты, они должны быть ликвидированы.

Как известно, возобновились прения о введении прогрессивной шкалы налогообложения. Мне кажется, её можно было бы ввести в 2022 г., когда начнётся социально-экономический рост, освободив от НДФЛ доход до 30 тыс. руб. и установив плавную шкалу увеличения налога на доходы свыше 100 тыс. руб.

Нам нужны глобальные меры по поддержанию доходов населения. Надо вернуть людям деньги, которые были отняты у них в период длительной стагнации.



Распечатать