«Закон Цезаря» ударит по простым людям в Сирии – American Conservative


Обычно всё, чем оборачиваются санкции, — это удар по наименее защищенным, и чем шире масштаб санкций, тем больший вред они наносят невинным. Американскому правительству следует совсем отказаться от использования таких инструментов. Вместо того чтобы настраивать инструменты коллективного наказания, Вашингтону следует прекратить пытаться быть полицейским, заставляющим другие страны вести себя так, как ему нужно.


 Масштабные санкции неизбежным образом наносят удар по населению той страны, против которой они вводятся. И во многих случаях в этом и состоит их задача. Когда же им сопутствуют завышенные требования, можно не сомневаться в их провале по стандартам тех, кто эти запретительные меры вводил и поддерживал. Такой провал неизбежно станет причиной ужесточения уже имеющихся методов давления. Одним из примеров такого подхода и стали санкции, введенные Вашингтоном против Сирии, пишет Дэниел Ларисон в статье, опубликованной 18 июня в The American Conservative.


В рамках нового «Закона Цезаря» о защите гражданского населения Сирии (Caesar Syria Civilian Protection Act) США в значительной мере расширили масштаб санкционного давления на экономику Сирии, что неизбежно приведет к еще большим страданиям граждан страны, которую на протяжении восьми лет разрывает вооруженный конфликт. Кроме того, этот шаг Вашингтона в очередной раз покажет, что США пора отказываться от стремления в любой ситуации вводить санкции.

В своем анализе нового американского закона эксперты Басма Аллоуш и Алекс Саймон обращают внимание на то, что «Закон Цезаря» с высокой долей вероятности затруднит экономическое восстановление Сирии, нарушит процесс доставки гуманитарной помощи и ремонстрации страны, а также отпугнет от арабской республики компании, которые бы хотели инвестировать в нее.

Блокпост сирийских войск

По их словам, из-за масштабности положений закона он может стать очередным бременем для сирийских граждан. Дело в том, что в рамках этого закона вводятся так называемые «вторичные санкции» против любых иностранных компаний, которые уличат в поддержании коммерческих связей с находящимися под санкциями физическими и юридическими лицами в большом числе секторов сирийской экономики — прежде всего в энергетическом и строительном. В целом же закон направлен на то, чтобы углубить изоляцию Сирии, отвратив инвестиции в нее из широкого круга стран, от Ливана до Китая.

И хотя, отмечает Ларисон, основная ответственность за уничтожение экономики лежит на сирийском правительстве, а не на санкциях, ужесточение запретительных мер в еще большей степени лишит страну инвестиций и торговли, не добившись никакой конкретной цели. Санкции приведут к инфляции, из-за чего даже самые необходимые товары окажутся слишком дорогими для миллионов людей. У США есть выбор между помощью сирийскому народу и дальнейшим его подавлением, и «Закон Цезаря» — это выбор в пользу последнего: сирийских граждан заставят страдать в тщетной попытке ослабить сирийское правительство.

Разрушительные последствия «Закона Цезаря» не ограничатся только Сирией, распространившись и на Ливан. Ливанские предприниматели сохраняют прибыльные связи с сирийскими чиновниками, благодаря чему удается хоть как-то обеспечить приток средств в ливанское государство. По словам одного из ливанских банкиров, введение новых санкций — «катастрофа для правительства» Ливана.

Как и любое другое принудительное вмешательство, санкции имеют дестабилизирующие, негативные последствия для самой страны, против которой они вводятся, и для всех ее соседей. Сирийский пример — напоминание о том, что санкции легко ввести, но чрезмерно сложно отменить впоследствии. Политикам выгодно поддерживать те или иные санкционные законопроекты, поскольку так они могут заявить о своей «жесткой» позиции в отношении того или иного презираемого всеми иностранного лидера, но никто не станет привлекать их к ответственности за то разрушительное воздействие, которое они окажут в будущем.

Обычно с политической точки зрения опаснее выступать против запретительных мер или призывать к их отмене, поскольку такие шаги чреваты обвинениями в поддерживании злоупотреблений правительства другой страны. Очень часто при введении санкций устанавливаются настолько амбициозные и жесткие условия для их снятия, что их почти невозможно выполнить. «Закон Цезаря», требующий, в частности, «освобождения всех политических заключенных», не стал исключением.

Сенат США

США склонны вводить большое число различных, перекрещивающихся друг с другом санкций против одних и тех же правительств, делая практически невозможным то, что условия снятия таких запретительных мер будут выполнены. В результате санкционное давление так и остается бременем для экономики страны, у руководства которой нет причин идти на какие-либо уступки по любому из вопросов.

По словам старшего научного сотрудника Атлантического совета Эдварда Фишмана, из-за своей статичной природы санкции не только очень часто оказываются «беззубыми», но и наносят ущерб проводимому США курсу. Дело в том, что со временем санкции против конкретного неугодного Вашингтону государства нарастают снежным комом до такой степени, что, по сути, целью американского давления становится смена режима. Иными словами, избавиться от санкций такой режим может, только капитулировав, но едва ли найдется правительство, которые захочет совершать политическое самоубийство в обмен на снятие санкций.

Когда США пытаются добиться значительных изменений в поведении режима или свергнуть его с помощью санкций, такой подход с высокой долей вероятности терпит неудачу, нанеся вред мирному населению страны, против которой вводятся санкции. Фишман обращает внимание на то, что американским политикам и экспертам пора распрощаться с убежденностью, что санкции действуют исключительно на представителей власти, не затрагивая гражданское население.

Сторонники санкций часто выступают в качестве тех, кому небезразлична судьба жителей той страны, чью экономику они хотят разрушить. Такой подход никогда не вызывал доверия, поэтому давно пришло время поставить крест на этом обмане. Если санкции направлены на уничтожение экономики страны, они направлены и на разрушение жизней тех, кто в этой стране живет. Иными словами, сторонники санкций должны нести ответственность за результаты проводимой ими политики.

Война в Сирии

Подобные процессы разворачивались за последние три десятилетия неоднократно. Сначала США вводят санкции, чтобы наказать то или иное правительство за его поведение. Затем руководство страны, оказавшейся под санкциями, и связанные с ним элементы используют вызванные экономическим давлением сложности для собственного обогащения и укрепления своих позиций благодаря контролю за ограниченными благами. Законная коммерция гибнет, тогда как контрабанда процветает, чем и пользуются власть имущие и их подельники.

В то же самое время гуманитарные организации, стремящиеся помочь людям, сталкиваются с необходимостью заполнения кипы бумаг, чтобы иметь возможность поставить в такую страну простейшие товары. В итоге поставка помощи либо сильно задерживается, либо полностью блокируется. Такой подход бьет прежде всего по бедным и немощным, давая возможность коррумпированным людям со связями процветать. В этом плане «Закон Цезаря» повторяет судьбу предыдущих запретительных мер.

Как отметили Аллуш и Саймон, его негативное воздействие не ограничится лишь отдельными компаниями, сказываясь и на простых гражданах Сирии. В частности, в рамках «Закона Цезаря» под ударом оказывается строительный сектор Сирии, что может помешать работе по восстановлению водоснабжения в жилые дома и школы.

США всё активнее полагаются на политику принуждения, которая никоим образом не продвигает американские интересы, зато демонстрирует удивительную эффективность в том, чтобы доводить до нищеты или сживать со света простых людей во многих странах мира. Экономические санкции стали излюбленным инструментом политиков разного рода против нежеланного поведения властей многочисленных иностранных государств, поскольку благодаря такому подходу можно при малых издержках создать впечатление, что США «делают что-то».

Но если обратиться к реальным результатам такого курса, станет очевидно, что он чреват гораздо большими издержками, чем готовы признать те, кто его продвигает. И если бы речь шла исключительно о том, чтобы повторять одну ошибку раз за разом и не извлекать из нее уроков, это было бы одно, но санкции имеют катастрофические последствия для миллионов человек, тысячи из которых в результате погибают.

Американские солдаты в окрестностях Манбиджа. Сирия

Обычно всё, чем оборачиваются санкции, — это удар по наименее защищенным, и чем шире масштаб санкций, тем больший вред они наносят невинным. Вместо того чтобы «корректировать» или реформировать методы ведения экономической войны, американскому правительству следует совсем отказаться от использования таких инструментов.

Точно так же, как были приняты меры для защиты гражданских лиц во время вооруженных конфликтов, так сейчас необходимо ограничить применение экономического принуждения против других правительств. Вместо того чтобы настраивать инструменты коллективного наказания, Вашингтону следует прекратить пытаться быть полицейским, заставляющим другие страны вести себя так, как ему нужно.


Распечатать