Узбекистан и ЕАЭС: наблюдать или вступать?


Выбор направления интеграции является для Ташкента важнее, нежели для действующих членов союза. На фоне распада глобализированного мира региональная интеграция в том или ином виде становится неизбежной

Узбекистан и ЕАЭС: наблюдать или вступать?

11 мая сенат Олий мажлиса (парламента) Узбекистана одобрил присоединение республики к Евразийскому союзу в качестве наблюдателя.  Ожидается, что решение будет подписано президентом страны до государственного визита в Россию, проведение которого запланировано на июнь текущего года. Решение половинчатое. На данный момент наблюдателем при ЕАЭС является лишь Молдова, глубоко расколотое внутренними распрями и мечтами Румынии о возрождении своей «великой империи» государство. Возникает вопрос, кто в ком нуждается больше: ЕАЭС в новом участнике либо Узбекистан в сотрудничестве с Евразийским союзом?


Партнёрство говорит само за себя

Выбор направления интеграции естественным образом осуществляется в зависимости от объёма торговли и инвестиций, а также уровня сотрудничества с теми или иными государствами и их объединениями.

Справка

По данным Министерства инвестиций и внешней торговли Узбекистана, в 2019 г. объём внешней торговли страны составил $42,2 млрд (+26,2%). Экспорт составил $17,9 млрд (+28%). По объёмам товарооборота на данный момент лидирует Китай ($7,6 млрд или 18,1%), Россия на втором месте, ($6,6 млрд или 15,7%), Казахстан ($3,3 млрд или 8%) - на третьем. Объём торговли со странами СНГ составил $14,6 млрд. По итогам первого квартала 2020 г. основным торговым партнёром Узбекистана стала Россия, на долю которой пришлось 16,9% объёма товарооборота РУз. Китаю принадлежит 16,8%, Казахстану - 8,3%.

Таким образом, на долю государств ЕАЭС приходится четверть внешней торговли Узбекистана, а на страны СНГ - 34,7%.

Президент Шавкат Мерзиёев называл даже цифру в 70%, которая не подтверждается данными статистики. Тем не менее по важности и вовлечённости России и Казахстана в узбекскую экономику действительно может сложиться впечатление всеобъемлющего присутствия соседей на узбекском рынке.

Президент Республики Узбекистан Шавкат Мерзиёев.
Что касается инвестиций, на долю России приходится 74,5% всего объёма иностранных вложений в экономику и превышает $9 млрд, работает более 1.700 предприятий с участием российского капитала. В ходе визита президента РФ В. Путина в Ташкент в октябре 2019 г. была подписана Программа экономического сотрудничества на 2019-2024 гг., а также 785 соглашений и меморандумов на $27,1 млрд, из которых инвестиционные достигают $25,3 млрд.

Отличительной чертой российских инвестиций является их направленность на развитие передовой промышленности.

Самый важный проект, безусловно, - строительство АЭС, первый энергоблок которой планируется запустить в 2028 г. Достойны упоминания и модернизация «Уралмашзаводом» технологических линий Алмалыкского горно-металлургического комбината, участие российской компании «Евроцемент» в реконструкции завода «Ахангаранцемент», производство «Ростсельмашем» кормоуборочных комбайнов и агротехнического оборудования на базе Чирчикского завода сельхозтехники, разработка в партнёрстве с «Лукойлом» проекта освоения газовых месторождений группы «Кандым-Хаузак-Шады», строительство совместно с «Газпромом» газохимического комплекса в Сурхандарьинской области, а также добыча углеводородов в Каракалпакстане, Андижанской, Бухарской и Кашкадарьинской областях республики и многие другие.

Безусловно, существует ещё и Китай. Среди инвестиционных проектов, утверждённых «дорожными картами», уже завершены 28 инвестиционных проектов на сумму $850,5 млн, по графику реализуются 145 проектов на сумму $25,05 млрд и с некоторой корректировкой 27 проектов на сумму $2,5 млрд.

При этом не следует забывать о том, что интеграционные проекты Китая и России не являются конкурирующими. Весной 2018 г. Евразийская экономическая комиссия подписала с Китаем торгово-экономическое соглашение, а осенью председатель КНР Си Цзиньпин предложил ускорить процесс сопряжения ЕАЭС и ОПОП. Летом 2018 г. Китай предоставил около $10 млрд Внешэкономбанку России для развития интеграционных процессов в ЕАЭС. И хотя в практическую плоскость процесс «большой евразийской интеграции» переходит с трудом, Узбекистан не может воспользоваться даже имеющимися возможностями. О важности для Ташкента интеграционных механизмов говорит хотя бы тот факт, что узбекские предприниматели планируют вывод нескольких сборочных производств на территорию Кыргызстана, чтобы получить доступ к рынку ЕАЭС.

В поисках выгоды

Являясь крупной и динамично развивающейся страной, Узбекистан, тем не менее, сталкивается с целым рядом системных экономических, демографических и инфраструктурных проблем. Как указывает, в частности, глава Евразийского аналитического клуба Никита Мендкович, средний прирост населения республики в последние десять лет составляет 680 тыс. человек в год. При этом количество рабочих мест увеличивается лишь на 220 тыс. в год, резко замедлившись в 2010-е годы. В итоге безработица в стране выросла с 5% до 9,3%. Разгрузка рынка труда требует создания 1,4-1,5 тыс. рабочих мест ежедневно, а в реальности создаётся лишь 250-260.

Речь в данном случае даже не столько о миграции, хотя вступление в ЕАЭС уравняло бы граждан Узбекистана с российскими работниками на рынке труда России. Для увеличения рабочих мест необходим рост экспорта и инвестиции в высокотехнологичные производства.

Ташкент подошёл к проблеме системно. Для обсуждения вопросов сотрудничества с ЕАЭС при Кабинете министров, а также в 19 соответствующих министерствах и ведомствах были образованы рабочие группы, изучившие экономическую интеграцию по 16 крупным отраслям.

Согласно выводам немецкого аналитического центра «Евразийские исследования», вследствие вступления в Евразийский союз экспорт фруктов и овощей из Узбекистана вырастет на $236 млн, а импорт - на $13 млн; газа - на $268 млн, импорт - на $16 млн; текстиля и одежды - на $197 млн, импорт - на $16 млн. Общий эффект от вступления Узбекистана в ЕАЭС может привести к увеличению ВВП страны как минимум на 4%.

Позитивные ожидания наблюдаются и у транспортников. Стране представится возможность ежегодно экономить на поставках грузов железнодорожным транспортом $220 млн долларов из-за льготных тарифов на международные перевозки. По словам зампредседателя Комитета по вопросам инновационного развития, информационной политики и информационных технологий нижней палаты парламента Эркина Халбутаева, вступление в ЕЭАС позволит республике снизить стоимость транспортировки грузов на 30% и улучшить экономику страны посредством изменений в транспортном секторе. В ходе оценки перспектив возможного членства Узбекистана в ЕАЭС было также выявлено, благодаря чему удастся увеличить объемы транзита в 10 раз.

Естественно, открытию страны для евразийских партнёров рады не все. Например, ожидается, что рост импорта автомобилей в Узбекистан составит $446 млн (+110%), что создаст давление на местных автопроизводителей. Получат конкурентов местные банки, сети супермаркетов Korzinka.uz и Makro, производитель техники Artel и другие монополисты. В ходе обсуждения инициативы в парламенте от противников интеграции в ЕАЭС звучали аргументы о снижении темпов производства в ряде отраслей национальной экономики, потере рабочих мест, замедлении процессов инвестиционной деятельности и модернизации промышленности, повышении цен на продукцию местных производителей, негативном воздействии на её конкурентоспособность, а также увеличении объёма импортной продукции на внутреннем рынке. Кроме того, подчёркивалось наличие риска ухудшения состояния торгового сальдо и платёжного баланса республики. Говорилось и о том, что партнёрство с ЕАЭС может притормозить процесс вступления РУз во Всемирную торговую организацию.

Явно не в восторге и часть соседей. Так, по словам старшего партнёра Центра стратегических инициатив Казахстана Олжаса Худайбергенова, «вступление Узбекистана в Евразийский экономический союз вкупе с вынужденным обнулением субсидий сельскому хозяйству вызовет масштабный кризис в отрасли и серию банкротств крупнейших сельхозпроизводителей Казахстана». Киргизские же сельхозпроизводители опасаются, что их сезонная продукция будет вытеснена круглогодичным сельским хозяйством Узбекистана.

В любом случае, говорить о каких-либо выгодах или ущербе в данный момент преждевременно, т.к. получить их Узбекистан сможет лишь после вступления в Евразийский союз.

У США свои виды на Узбекистан

Единственной страной, которая выступает однозначно против углубления взаимодействия Узбекистана с ЕАЭС, являются США. Вашингтон не гнушается угрозами затянуть или сорвать процесс вступления страны в ВТО. По заявлению министра торговли США Уилбура Росса, «мы призываем наших узбекских партнёров внимательно оценить влияние новых соглашений на вступление в ВТО. Например, присоединение к Евразийскому экономическому союзу прямо сейчас может усложнить процесс вступления и отсрочить его». В этом контексте необходимо напомнить, что государства ЕАЭС являются членами ВТО, а сама Всемирная торговая организация не запрещает создавать экономические и таможенные союзы. Кроме того, сами же США заблокировали в ВТО механизм разрешения споров, навязывая свои интересы партнёрам по организации в двустороннем порядке.

Причина недовольства Вашингтона лежит абсолютно в другой плоскости. Как совершенно открыто сказано в недавно опубликованной Стратегии США для Центральной Азии, «отношения и сотрудничество со всеми пятью странами будут способствовать развитию американских ценностей и обеспечат противовес влиянию региональных соседей».

О приоритетах США в Узбекистане достаточно прозрачно высказался новый посол этой страны Дэниел Розенблюм. Это «укрепление безопасности», поддержка «реформ», защита «прав человека», расширение образовательных и культурных контактов, и лишь на последнем месте - экономическое сотрудничество.

В целом ничего нового дипломат не сказал. Эти цели и способы их реализации давно известны. В переводе с американского на общечеловеческий укрепление безопасности означает возвращение в Центральную Азию международных террористов и рост наркотрафика, поддержка реформ - приватизацию, защита прав человека - принуждение к легализации радикальных исламистских сект и движений, а расширение контактов - взращивание так называемой пятой колонны.

Для реализации этих целей в Узбекистан снова начинают проникать американские НПО. В 2018 г. в стране вновь открылся  American Councils for International Education, который был ликвидирован в 2006 г. по решению суда за незаконный вывоз сотни школьников на обучение в США. 27 февраля заместитель помощника госсекретаря США по делам Южной и Центральной Азии Элис Уэллс сообщила, что в Узбекистан вскоре может вернуться американский Корпус мира, который действовал в этой республике с 1992 по 2005 г., но был вынужден покинуть её после беспорядков в Андижане. В России деятельность Корпуса мира была запрещена ещё в 2002 г. по обвинению в ведении разведывательной деятельности в пользу США.

Против сотрудничества с ЕАЭС ополчилась вся грантопитающаяся рать. Так, проамериканский политолог из Казахстана, бывший директор казахстанского представительства Британского Института по освещению войны и мира и давний противник евразийской интеграции Достым Сатпаев отметил: «Ташкенту следует принять во внимание тот факт, что если Узбекистан станет членом Евразийского союза, то, как и Казахстану, этой республике придётся постоянно отражать информационные вбросы из России, где часто звучат заявления, которые ставят под сомнение суверенитет других членов ЕАЭС, будь то призывы ввести единую валюту или создать наднациональный парламент».

Сайт Caravanserai, спонсируемый Объединённым центральным командованием ВС США (USCENTCOM), ведёт целенаправленную пропаганду против возможного вступления Узбекистана в ЕАЭС. Например, 20 марта на портале размещён провокационный  материал «В открывающемся всему миру Узбекистане растёт сопротивление зависимости от России», где собраны высказывания бывших чиновников Узбекистана.

Где родился, там и пригодился

Возможное вступление Узбекистана в ЕАЭС, безусловно, было бы выгодным всем участникам объединения не только с точки зрения экономического эффекта. Как справедливо заметил директор Центра исследовательских инициатив «Ma’no» Бахтиер Эргашев, «вступление или невступление Узбекистана в ЕАЭС - очень серьёзный маркер, который определяет перспективы развития центрально-азиатского региона». В свою очередь, заместитель декана факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Андрей Суздальцев подчёркивает, что «мы собираем вокруг себя пояс безопасности, доброжелательности. В этом плане, невозможно рассчитывать на успех в центрально-азиатском регионе без Узбекистана».

Решение, безусловно, принимать самому Ташкенту, который является членом СНГ, председательствуя в организации в текущем году, и будучи союзником России в соответствии с договором от 2005 года. Стратегические интересы Узбекистана и стран ЕАЭС как в политической, так и в экономической плоскости совпадают.Для России не столь принципиален вопрос, станет ли Узбекистан полноправным членом ЕАЭС, сколь важно развитие экономического сотрудничества, международных транспортных коридоров, стабильность в регионе и формирование дальних контуров безопасности. Хотя и видеть Ташкент в числе партнёров за столом переговоров ЕАЭС Москва готова.

Посол Казахстана в Узбекистане Дархан Сатыбалды видит перспективы сотрудничества.
Видит перспективы и Казахстан. По словам посла Казахстана в Узбекистане Дархана Сатыбалды, существуют перспективы создания в Узбекистане совместного мукомольного кластера, а на территории Казахстана - крупного предприятия по переработке узбекской плодоовощной продукции. Отметил он также перспективность кооперации в текстильной промышленности и производстве масложировой продукции.

В свою очередь, директор Фонда «Совет политических и стратегических исследований «Китай-Евразия» Мгер Саакян отмечает, что «в ЕАЭС уже действуют и в будущем более жёстко и чётко будут действовать тарифы и общие законы, которые в некоторым смысле затруднят сотрудничество Узбекистана с этими странами. Есть и вопрос Афганистана, где США не намереваются остаться навсегда, а окончательный вывод натовских войск оттуда может стать взрывоопасным и для Узбекистана. Только членство в ШОС не может обеспечить экономическую и физическую безопасность Узбекистана, как это могут сделать ЕАЭС и ОДКБ».

ЕАЭС действительно сложившаяся организация, которая продолжает формировать нормативно-правовую базу и общие рынки. С течением времени Ташкенту придётся принимать большее количество изменений и регламентов, которые приняты без него. Потому вопрос, вступать или нет, для Узбекистана важнее, нежели для действующих членов союза. На фоне распада глобализированного мира региональная интеграция в том или ином виде становится неизбежной. 



Распечатать