Глобальный китайский проект "Один пояс – один путь" заморожен

китай, коронавирус, экономика, один пояс

Эпидемия, зародившаяся в Китае, ослабила его международное влияние. Пока рано говорить, как изменится внешняя политика Пекина под воздействием COVID-19. Но вирус обнажил дефекты в инициативе «Один пояс – один путь», направленной на то, чтобы создать традиционную и цифровую инфраструктуру по всему миру. Поскольку ее воплощение зависит от работников, оборудования и кредитов Китая, карантины, запрещение поездок для граждан КНР и другие ограничения привели к тому, что планы строительства застопорились. По мнению экспертов, Пекин сохранит только те задания, которые выгодны самому Китаю.

Шок от коронавируса ощущает экономика и самого Китая, и его партнеров. Это особенно наглядно демонстрируют соседние с КНР страны Азии.

Как передает информационный сайт Совета по международным отношениям США, работы остановлены в «китайско-пакистанском экономическом коридоре», специальной экономической зоне в городе Сиануквиль в Камбодже, в совместных с Китаем стройках в Индонезии, Мьянме, Малайзии.

Тут играют большую роль временные запреты, не дающие возможность китайским работникам вернуться в страны, где они трудились. Ограничения для них ввели более 130 стран. С Ираном другой случай. Поскольку там зараза поразила многие сотни людей, Китай сам репатриировал из этой страны своих граждан. А китайско-иранские проекты зависли. Чем дольше китайские специалисты не будут иметь возможности вернуться на работу, тем больше будет незавершенных объектов. А некоторые из них могут быть вообще заброшены.

Конечно, близкий к американскому истеблишменту Совет по международным отношениям и раньше нещадно критиковал «Пояс и путь», доказывая, что он ведет к закабалению развивающихся стран Китаем. Но приводимые сайтом факты подтверждаются сведениями из нейтральных источников. Портал New Arab сообщает: коронавирус повлиял на ряд стран – среди них Пакистан, Бангладеш, Таджикистан, Казахстан. Китайские инженеры и рабочие, уехавшие домой на праздник весны, не смогли приехать обратно. В результате в Бангладеш запуск крупнейшего в стране инфраструктурного сооружения – двухъярусного железнодорожного моста через реку Падма под контролем китайской фирмы остановлен. А ведь в него вложено 1,1 млрд долл.

Дэниэл Рассел, бывший помощник госсекретаря США по Восточной Азии, предсказывает в газете South China Morning Post, что COVID-19 не нанесет смертельного удара по «Поясу и пути», но вынудит страны-реципиенты по-новому оценивать риски, к которым ведет интеграция и экономическая зависимость от гигантского соседа на севере. Мир, возможно, еще не осознал, как все изменилось. Нежданно-негаданно самым знаменитым предметом китайского экспорта стал опасный вирус, а индустриальный Ухань, который оснащал партнеров Китая по «Поясу и пути» станками и другим оборудованием, превратился в эпицентр кризиса.

Китайские власти сознают, что эпидемия ставит в трудное положение зарубежные контракты. Китайский Банк развития заявил, что предоставит под низкий процент займы компаниям, участвующим в проекте. Но они пойдут в основном китайским фирмам. Поэтому в Нигерии прокладка железной дороги остановлена. А в Индонезии объявлено о задержке строительства высокоскоростной железной дороги Джакарта–Бандунг.

Люди боятся заразиться от китайцев. Распространяются расистские настроения. В Индонезии были случаи погромов китайцев в прошлом. Эти предрассудки не исчезли. Как иначе можно объяснить, что в Facebook в Индонезии получил хождение такой вымысел: «Уханьский коронавирус – это смертельное оружие, пущенное в ход китайским коммунистическим режимом, чтобы ликвидировать мусульман»?

Можно надеяться, продолжает бывший американский дипломат, что пандемия пойдет на спад и цепочки поставок будут восстановлены. Но путь «Пояса и пути» все равно не будет гладким. Во-первых, у партнеров КНР поубавится желания и возможности оплачивать совместные стройки. Во-вторых, сами китайцы, вероятно, будут еще больше негодовать по поводу того, что деньги уходят за границу, а не на подъем отечественного здравоохранения и других отраслей, жизненно важных внутри страны.

Согласно исследованию Heritage Foundation, уже в прошлом году иностранные инвестиции Китая упали на 41%. А ныне в свете возможной рецессии в КНР госкомпании будут стремиться продать рискованные заграничные проекты.

В беседе с «НГ» ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Василий Кашин отметил: «Проекты «Пояса и пути» финансируются в Китае из разных источников. Есть чисто политические инициативы, которые должны были принести Китаю стратегические преимущества. Они могут пострадать, так как у китайского правительства будет меньше ресурсов, их постараются перераспределить для решения внутренних задач. Но есть проекты, обеспечивающие доступ к импорту необходимых товаров и продвижение китайского экспорта. Они выживут. Китаю в любом случае будут необходимы внесенные за рубежом инвестиции в нефть, газ, металлы, сельское хозяйство. С другой стороны, нужно расширять поставки промышленной продукции за границу. Например, в России китайцы строят автозаводы. Может, под влиянием кризиса это замедлится. Но впоследствии все оживет». 

Распечатать