Китайское чудо. Чему стоит учиться у Поднебесной, а чему нет


Китаю впервые удалось обойти США по числу наиболее состоятельных людей. Число китайских граждан, вошедших в верхние 10 процентов богатейших героев планеты, составило 100 миллионов человек. А в США — на один миллион меньше. Согласно исследованию UBS и PwC в Китае каждую неделю появляются два новых миллиардера. И это не предел. Нынешних китайцев не узнать. Китайские миллиардеры составляют примерно десятую часть общемирового количества супербогатых людей. Богачи тоже могут вступать в компартию. Каждый третий китайский миллиардер — член партии. Многие из них избраны в состав Всекитайского собрания народных представителей (это аналог парламента). В конгресс США такие богатые люди не попадают. При этом весь мир покупает игрушки китайского производства, а богатые китайцы своим детям заказывают игрушки только у немецких производителей. Высшее образование сегодня получает 21 миллион китайцев. Китай может обогнать Соединенные Штаты по количеству научных разработок и открытий. Стремительно растут два показателя, определяющие уровень научных исследований в стране: количество работ, оцененных за рубежом, и количество ссылок на них. Это самое очевидное свидетельство подъема китайской науки, что вовсе не радует конкурентов и недоброжелателей. А в них недостатков нет — Китая боятся.

Америка и Китай сошлись в масштабной торговой войне, которая выглядит куда более важным спором, нежели просто спор о тарифах, квотах и даже интеллектуальной собственности. По сути, Америка при Дональде Трампе спохватилась и пытается сдержать своего главного мирового конкурента. Речь идет о том, кто станет лидером мира в ближайшие десятилетия. Как Китай смог вырасти в столь мощную силу, что бросает вызов мировому гегемону? И сумеет ли вырваться вперед?

Недавно Китайская Народная Республика отпраздновала 70-летие со времени образования. Гордиться есть чем. Из нищей страны КНР выросла в державу, которая может задать теперь тон развития всей мировой цивилизации. Являясь, по сути, альтернативой «американскому пути развития». 70 лет назад ВВП на душу населения составлял 700 долларов в год (в сегодняшних ценах), что было эквивалентно 5 процентам от американского уровня. Это была абсолютно нищая страна, а последовавший коммунистический эксперимент председателя Мао положение кардинально не исправил, а по ряду направлений даже усугубил. До конца 70-х ВВП на душу вырос едва ли на 50%, притом что на фоне некоторого роста промышленности население жило на грани голода (после политики «Большого скачка» в начале 60-х суточная норма зерна составляла 90 граммов на человека).

— Культурная революция» тоже не принесла впечатляющих результатов: уровень образования работающего населения вырос с 1,3 класса в 1951 году всего лишь до четырех в 1980-м. Масштабные перемены начались в 1978 году с провозглашением «политики открытых дверей» и поначалу ограниченных рыночных реформ. Как сформулировал их принцип главный идеолог реформ Дэн Сяопин, «неважно, какого цвета кошка, лишь бы она ловила мышей» (где «кошка» — форма собственности). Любопытно, что эту формулу он впервые употребил еще в 1962 году. Это символично в том плане, что одна и та же партия с помощью примерно тех же институтов и без каких-либо значимых политических реформ сумела кардинально поменять курс развития страны. В СССР тогда был пик «застоя», еще даже не пришел Андропов, ни тем более Горбачев, чтобы «совершенствовать социализм.

Китайцы сначала опробовали реформы в географически ограниченных рамках «свободных экономических зон» и лишь затем распространяли их на всю страну, удостоверившись, что новые рыночные принципы работают как надо. Поначалу рыночные реформы стали проводить в сельском хозяйстве (это сразу улучшило ситуацию на продовольственном рынке), затем допустив малый и средний бизнес в мелкую промышленность. И только потом в рынок вошли крупная индустрия и города. Структурные реформы проводили уже на втором этапе (примерно с середины 90-х), тогда были созданы основы современной рыночной налоговой и банковской систем, монетарной политики, было начато преобразование крупных государственных предприятий. В начале 2000-х Китай, войдя в ВТО, стал, по сути, «всемирной мастерской» — сначала для Азии, а затем и для Запада тоже. Сегодня доля КНР в мировой экономике выросла до 18% (доля России составляет около 2%).

Впрочем, политические реформы все же были. Но внутри самой Китайской компартии. Был внедрен максимальный возраст для нахождения на руководящих постах (кто знает, если бы в свое время этот принцип применили в СССР, то вся система не впала бы в маразм вслед за политбюро ЦК КПСС). Это помогло привлечь молодые и более прогрессивно мыслящие кадры. Последовательно внедрялся также принцип коллективного (партийного) руководства, что, с одной стороны, ограничивало административный произвол в экономике, с другой — повышало доверие иностранных инвесторов. До последнего времени жестко проводился курс на ротацию руководства страны (смену политических поколений) каждые 10 лет. Правда, нынешнего лидера Си Цзиньпина подозревают в том, что он хочет этот принцип нарушить и продлить свое правление. При этом в подборе смены руководителей более-менее последовательно внедрялся принцип меритократии. Надо было пройти карьерный путь с самого низа, доказав свою эффективность и некоррумпированность. Коррупцию, правда, это полностью в Китае не искоренило, как и смертную казнь для коррупционеров. В этом смысле отсутствие настоящей политической конкуренции сказывается.

Пожиная плоды глобализации и врастания в мировой рынок, китайская правящая бюрократия прошла большую школу. Переняты лучшие международные корпоративные практики и стандарты, в том числе благодаря широкому допуску иностранных компаний на китайский рынок. Важные изменения произошли на местном уровне: региональные власти крайне заинтересованы в привлечении в том числе иностранных компаний и инвестиций, поскольку это напрямую ведет к увеличению налоговых сборов в регионах (центр не забирает все себе подчистую).

В результате 40 лет реформ, когда темпы ежегодного роста редко опускались ниже 10% (нынешние немыслимые для российской экономики 6% считаются «торможением») из 1,4-миллиардного населения (оно практически удвоилось за 70 лет) 800 млн вырвались из нищеты и вполне могут претендовать на принадлежность к «среднему классу» по-китайски. В прежде почти полностью аграрной стране 6 из 10 китайцев живут в городах. По доходу ВВП на душу населения сегодняшний Китай почти догнал Россию (10 200 долларов в год против 12 100), хотя по паритету покупательной способности отставание сильнее: в России это 28 797 долл. (50-е место в мире в прошлом году), в Китае 18 116 (73-е место). Тем не менее правящая в стране компартия ставит задачу вывести КНР в число богатейших стран мира уже через 10 лет. Пока эта задача не выглядит совсем уж невыполнимой.

Китайское руководство осознало, что нужна более квалифицированная и образованная рабочая сила. Именно поэтому огромное значение сейчас придается образованию / Аносов Максим, "Вечерняя Москва"


Китайский путь развития отличается в том числе долгосрочным планированием. Планы эти при этом не меняют на ходу, их последовательно стараются выполнять. Так, в 2006 году был принят 15-летний план развития науки и технологий. Была поставлена стратегическая цель перевести страну на путь инновационного развития, превратив в этом смысле в супердержаву. Судя по тому, что в Америке вызов приняли (правда, похоже, поздно спохватились), задача во многом выполнена. Теперь на смену этому плану пришел новый под названием «Сделано в Китае-2025» (он, собственно, и стал причиной для торговой войны с Америкой). Поставлена задача сделать страну лидером в высокотехнологичных производствах, а также в сфере информационных технологий, в таких, как искусственный интеллект, аэрокосмическая отрасль, современные скоростные транспортные системы, новая энергетика, новые материалы и биотехнологии и т.д. Уже в следующем году Китай поставил задачу производить половину всех промышленных роботов в мире.

Мотивом для создания новой стратегии стало не только осознание того, что Китай в технологическом плане отстает от США (все же он долгое время шел по пути копирования и прямого воровства интеллектуальной собственности), но и стремительно стареющее население и, как результат, сокращение численности рабочей силы (результат многолетней политики ограничения рождаемости по принципу «Одна семья — один ребенок»), а также исчезновение такого прежнего преимущества, как дешевизна рабочей силы в силу роста благосостояния граждан страны. Важным фактором также стали растущие экологические проблемы (об экологии китайцы думали так же мало, как у нас в годы индустриализации). Иными словами, Китай исчерпал все возможности экстенсивного пути развития (в том числе за счет переселения из сел в города).

Все более очевидным становится и то, что система жесткого государственного планирования, а также политика наращивания долгов госпредприятий и их искусственного стимулирования государством уперлась в потолок. Символом такой политики стали города новостроек, которые стоят совершенно пустыми — их не покупают, они не нужны рынку. В потолок уперлась также и политика воровства интеллектуальной собственности. Запад, прежде всего США, это терпеть более не намерены, осознав наконец стратегическую опасность для самих себя.

Есть и чисто «философская проблема». Существует теория, согласно которой многие страны, достигнув среднего уровня развития (Всемирный банк определяет его потолком в 12 тыс. долларов ВВП на душу населения), попадают в так называемую ловушку средних доходов, когда та или иная страна уже не может продолжать развитие без кардинального изменения самой модели такого развития. Попадание в такую ловушку сулят как раз России, но также и Китаю. Правда, сами китайские руководители планируют, что уже в 2025 году страна войдет в 50 самых богатых стран мира (по уровню жизни населения), а в 2050 году — в число топ-30.

Впрочем, тот же Всемирный банк сулит КНР торможение темпов роста до 1,5–2% в год к 2030 году, если не будут проведены масштабные институциональные реформы. В том числе все более мощным фактором торможения для страны, утверждают многие эксперты, становится слишком жесткое регулирование интернета. Уже сейчас это обходится стране в более чем 1% потерь роста ВВП, и этот ущерб будет нарастать. Современные технологии требуют свободы информации.

Китайское руководство осознало, что нужна более квалифицированная и образованная рабочая сила. Именно поэтому огромное значение сейчас придается образованию. Китай не жалеет денег на поддержку университетов, которые привлекают лучших профессоров со всего мира на более чем достойные зарплаты. Несколько ведущих вузов страны уже вошли в топ-300 мировых. Сегодня в стране 21 млн студентов, но при этом еще 700 тысяч учатся за рубежом (часто за государственный счет). Китай активно наращивает собственные научные разработки. По числу поданных в прошлом году заявок на патенты на изобретения Китай намного обогнал основных конкурентов. Из общего числа поданных в мире 3,3 млн заявок в КНР подано 1,54 млн, почти половина. В США подано почти 600 тыс. заявок, в Японии — 313 тыс., Южной Корее 209 тыс., в Евросоюзе 174 тыс. Эти пять участников рейтинга подали 85% всех заявок. Россия с трудом по этой части обогнала Канаду и Австралию (37,9 тыс. против 36,1 тыс. и 29, 9 тыс. соответственно), но отстала от Германии (67 тыс.) и Индии (50 тыс.). Поможет ли такой бурный «патентный» рост Китаю стать лидером мировых технологий — вопрос пока открытый. Однако важна сама попытка. Поднебесная откровенно рвется в будущее. Тогда как некоторые предпочитают смотреть в прошлое.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Екатерина Проничева, председатель комитета по туризму города Москвы:  

— Китай традиционно занимает лидирующую позицию среди стран дальнего зарубежья по объему туристических прибытий в Москву. Мы заинтересованы в дальнейшем укреплении диалога между нашими странами и взаимном продвижении наших столиц как перспективных туристических направлений. Москва продолжит работу по привлечению гостей из КНР, в том числе индивидуальных туристов, для которых основным является — получение уникальных впечатлений.

КСТАТИ

Десять студентов Московского авиационного института (МАИ) пройдут подготовку в Китае. Цель стажировки — подготовка кадров для реализации будущих российско-китайских проектов в авиационной сфере. Об этом сообщила пресс-служба холдинга «Технодинамика». Обучение будет проходить в Шанхайском транспортном университете — ведущем научно-исследовательском комплексном университете Китая. В течение 2019−2020 учебного года студенты будут обучаться в Китае, а затем вернутся в Россию и продолжат учебу в МАИ. Финансирование на подготовку кадров обеспечит МПО им. И. Румянцева.

ИНТЕРЕСНЫЙ ФАКТ

Россияне, оценивая отношения с другими странами, назвали «лучшим другом» России Китай. Такие данные приводит в результатах опроса Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ). Почти половина — 45% — респондентов считают, что между Россией и Китаем сложились дружественные отношения.

В списке дружественных к России стран также оказались, по мнению опрошенных, Беларусь и Казахстан. В сентябре этого года в Пекине открылся самый большой аэропорт в мире. Власти рассчитывают, что он перетянет потоки транзитных пассажиров между Европой, Азией и Америкой. Растут и внутренние перевозки: через пять лет Китай должен стать крупнейшим рынком гражданской авиации.



Распечатать