Уоррен Баффет и другие: 11 выдающихся стоимостных инвесторов


Среди управляющих деньгами много сбитых летчиков, а тех, кому удавалось и удается существенно и стабильно обыгрывать рынок акций на протяжении более 10 лет, единицы. В третьем материале цикла «Стоимостное инвестирование в лицах и принципах» партнер Movchan’s Group, доцент Школы финансов факультета экономических наук НИУ ВШЭ Елена Чиркова называет инвесторов, которые доказали, что стоимостные стратегии работают (стоимостное инвестирование — стратегия, основанная на выявлении недооцененных бумаг путем фундаментального анализа, — прим. The Bell). Эти управляющие показывали результаты существенно лучше рынка так долго, что это не могло быть случайностью. Их чистая доходность — за вычетом расходов и комиссий фондов — представлена в таблице ниже. «Грязная» доходность должна быть выше примерно на 3–4 процентных пункта. 

Мы делали главные деловые СМИ страны, теперь делаем лучше — подпишитесь на email-рассылку The Bell!

В моем списке 12 известных фигур. Но только 11 из них я могу назвать выдающимися стоимостными инвесторами с полным основанием. Дэвида Дремана подкосил кризис 2008 года, но он написал блестящие тексты, поэтому о его взглядах ниже тоже пойдет речь. 

Бенджамин Грэм 

Грэм (1894–1976) остался в памяти инвестиционного сообщества в первую очередь как автор книг по стоимостному инвестированию. Это «Анализ ценных бумаг», написанный в соавторстве с Дэвидом Доддом, и «Разумный инвестор». Их широко читают до сих пор. 



Грэм преподавал инвестирование в Колумбийском университете. Свой первый фонд создал в 1923 году. Как и все, Грэм понес значительные убытки в Великую депрессию, но не только не потерял фонд, как многие, но и отыграл потери уже к 1935 году, что было выдающимся достижением. 

В 1936 году Грэм перерегистрировал фонд в корпорацию Graham Newman Partnership, которая просуществовала до его ухода на пенсию в 1956-м. Именно о ее доходности и принято говорить при обсуждении результатов Грэма.

Доходность Graham Newman Partnership составила 17%, но могла бы достигнуть и 28%. Верхнюю границу насчитывают с учетом того факта, что Грэм вынужден был распределить акции одной страховой компании среди акционеров фонда из-за изменения регулирования. В результате доходность лучшей инвестиции в результатах фонда учтена не полностью.

Фил Каррет

Основатель семьи фондов Pioneer, Каррет (1896–1998) — второй пионер стоимостного инвестирования. До создания своего фонда он работал в Barron’s, где писал об анализе финансовой отчетности. 

Первый из фондов семьи Pioneer открылся в 1928 году, Каррет управлял им 55 лет. (Он прожил более 100 лет и продолжал активную инвестиционную деятельность до конца своих дней.) $10 000, отданные под управление Каррета в 1928-м, превратились бы в $8 млн в 1983-м. Инвестиции в S&P 500 превратили бы ту же сумму в $1,14 млн. 

Каррет — автор четырех книг по инвестициям, последнюю из которых написал в возрасте 90 лет. Самая знаменитая — самая ранняя: «Искусство спекуляции» 1927 года. За год до смерти Каррет опубликовал инвестиционный манифест, который отражал современные реалии. 

Питер Линч 

Линч (1944) — один из самых известных управляющих деньгами. Выпускник Boston College и Уортона, Линч рано сделал карьеру. Уже в 1977 году начал руководить фондом Magellan группы Fidelity и проработал в этой должности до 1990-го. За это время активы фонда с учетом притока новых денег увеличились с $18 млн до $14 млрд. Цена одного пая возросла примерно в 20 раз, тогда как S&P 500 с учетом дивидендов вырос только в шесть. 

Питер Линч считается финансовым гуру 1990-х: в те годы Magellan — самый успешный американский фонд. Линчу удалось сохранять высокую доходность, когда фонд разросся.

Крупным фондом управлять гораздо сложнее, поскольку трудно находить достаточное количество инвестиционных возможностей. Обычно, когда фонд распухает, он все больше напоминает индексный, а его доходность, соответственно, падает до среднерыночной. В случае с фондом Magellan это было не так. 

В отличие от многих других инвесторов, которых также в свое время называли гуру, Линч ушел из фонда, когда его паи были на пике, не позволив в себе разочароваться. Теперь он управляет собственными деньгами. 

Линч — автор трех книг по инвестированию. One Up on Wall Street (в русском переводе — «Метод Питера Линча») он выпустил, еще работая в Magellan, в 1989 году. В 1993-м последовала Beating the Street(«Переиграть Уолл-стрит»), спустя два года — Learn to Earn («Учитесь зарабатывать»). 

Джон Темплтон 

Темплтон (1912–1998) — выпускник Йельского университета и Оксфорда, где получил степень в области юриспруденции. На Уолл-стрит пошел работать в 1938 году. Он поднял свой фонд в 1954 году и управлял им 39 лет — до 1992 года включительно, когда управляющая компания была продана Franklin Resources. 

Особо сильных годовых проседаний у фонда Темплтона не было. Относительно небольшие падения активов случились в 1973, 1981 и 1987 годах, когда падал американский рынок. 

Фонд Темплтона жив до сих пор и торгуется на бирже.

Темплтон не оставил книг по теории инвестирования — он больше делал, чем говорил, но в Сети доступны его интервью. 

Джон Нефф 

Нефф (1931–2019) — последователь Грэма. Учился финансовому анализу у одного из его непосредственных учеников — Сиднея Робинсона. Тот несколько лет проработал в провинциальном Университете Толедо в Огайо, студентом которого в те годы (начало 1950-х) был Нефф. 

Свою карьеру Нефф начал с должности аналитика по ценным бумагам в региональном банке в Кливленде в 1955 году, а в 1963-м его пригласили на работу в Нью-Йорк — управлять одним из фондов семейства фондов Winsdor. 

Опыт Неффа в управлении активами — более 30 лет. Он отошел от дел в 1995 году. Деньги, вложенные в его фонд, через 30 лет в два раза превысили сумму, которая могла быть получена при вложении этих же средств в индекс. При этом рисковость портфеля Неффа была ниже рыночной.

В 2001 году Нефф написал книгу John Neff on Investing («Джон Нефф об инвестировании»). 

Майкл Стейнхарт 

Cтейнхарт (1940) уже в возрасте 27 лет создал свой фонд и управляющую компанию Steinhardt Partners. Он отошел от управления до кризиса доткомов и не попал под каток кризиса 2008-го. С другой стороны, он пережил два вполне серьезных других кризиса: в 1969–1970 годах фондовый рынок обвалился на 36%, в 1973–1974-м — на 48%. (В кризис 2000–2002 годов падение рынка в целом составило сравнимые 49%.)

Результат Стейнхарта фантастический, но он кажется еще более нереальным с учетом того, что этот инвестор не имел ни одного убыточного года и девять из десяти месяцев у него были прибыльны. Стоимостное инвестирование не подразумевает такого стабильного результата на столь коротких временных интервалах, потому что делаются долгосрочные ставки. 

Настораживает тот факт, что Комиссия по фондовому рынку США исследовала сделки Стейнхарта в связи со скандалом c инвестиционным банком Solomon Brothers, который в начале 1990-х загонял в угол рынок гособлигаций США. Расследование в отношении компании Стейнхарта было прекращено — тот предпочел заплатить $70 млн штрафа, нежели судиться. Юридически он остался чист, поэтому мы оставляем за ним место в пантеоне выдающихся. 

Стейнхарт — автор книги No Bull: My Life In and Out of Markets, которая вышла в 2008 году. В ней, как это и следует из названия, речь по большей части все же о жизни инвестора вне рынков. 

Вальтер Шлосс 

У Шлосса (1918–2012) не было высшего образования. В 1934 году он в возрасте 16 лет уже работал на Уолл-стрит, сначала — простым посыльным. Профессиональную карьеру начинал в фирме Грэма. В 1955 году, после ее закрытия, Шлосс основал свою. Ее закрытие в 2000 году не имело ничего общего с кризисом, оно объясняется возрастом. 

Шлосс — один из самых убежденных последователей идей Грэма. Мы можем судить о его взглядах на инвестирование из первых рук: архив Шлосса выложен в Сеть. В нем статьи, интервью и речи. 

Джулиан Робертсон 

Робертсон (1932) начал работать на фондовом рынке в 1957 году в инвестиционной компании Kidder Peabody, где дорос до главы подразделения по управлению активами. В 1980 году он создал Tiger Management — один из первых хедж-фондов в мире. За время своего существования фонд вырос с $8 млн до $8,8 млрд. Вплоть до 1998 года он показывал очень высокую доходность, однако не смог пережить коллапс доткомовского пузыря конца 1990-х. 

В 1998 году фонд потерял 4%, в 1999-м — 19% (Berkshire в 1999-м потеряла 19,9%). За первый квартал 2000 года фонд успел показать минус 14%. Из-за очень высоких изъятий средств пайщиками (83,5% активов) Робертсон принял решение закрыть фонд с 1 апреля 2000 года. 

Доходность до падения в последние годы составила 31,7% годовых, с его учетом — 24,8%. Это потрясающий результат. И мы не знаем, что произошло бы, если бы Робертсон сохранил фонду жизнь. Во вложениях в доткомовские бумаги Робертсон замечен не был, и, скорее всего, стоимость паев восстановилась бы, когда рынок утихомирился (курс акций Berkshire показал 26,6% прироста уже в 2000 году). 

В настоящее время Робертсон управляет лишь своими деньгами. Его прямую речь можно услышать в его интервью и письмах к пайщикам его фонда, публично недоступным, но обильно цитируемым в книге Julian Robertson. A Tiger in the Wood of Bulls and Bears («Джулиан Робертсон. Тигр в лесу быков и медведей») Даниэла Стречмана. 

Марти Уитман 

Уитман (1924–2018) отслужил в армии США во время Второй мировой войны. Затем получил образование и поработал в нескольких нью-йоркских инвестиционных компаниях, пока в 1974 году не создал свою — M.J. Whitman & Co. Его флагманский фонд The Third Avenue Value Fund был создан в ноябре 1990 года. Он существует и по сей день, но Уитман руководил им до марта 2012-го. 

На октябрь 2007 года доходность фонда составила 16,8% годовых, а S&P 500 за этот период дал инвесторам 12%. Однако падение паев фонда в кризис 2007–2008 годов (с верхнего пика 1 октября 2007 года до нижнего 1 марта 2009-го) составило 58%, что сократило опережение S&P 500, который за тот же период упал на 53%. Однако разница в 2,6 процентного пункта (п.п.) на интервале в 22 года сохраняет за ним место в пантеоне выдающихся инвесторов. 

Уитман написал несколько книг по стоимостному инвестированию, из которых я бы выделила последнюю, 2013 года: Modern Security Analysis: Understanding Wall Street Fundamentals («Современный анализ ценных бумаг: как понять базовые принципы Уолл-стрит») в соавторстве с Фернандо Дизом. 

Дэвид Дреман 

Дреман (1926) — канадец. После университета поработал в американском инвестбанке J.&W. Seligman & Co. и информационной компании Value Line Investment Service. В 1977 году основал свою компанию — Dreman Value Management. Ее флагманский фонд DWS Dreman High Return Equity Fund был запущен в 1988 году. 

Если в 1988–1996 годах фонд зарабатывал в среднем 18,7% в год и обыгрывал индекс Russel 3000 на 3,2 п.п. в год, то с 1997-го по март 2009 года из-за коллапса в 2008-м он в среднем проиграл индексу 1,4 п.п., съев почти всю избыточную доходность прошлых лет. 

В кризис 2008 года Дреман держал акции банков, сильно потерявших в цене, хотя это слабо согласуется с декларируемыми им принципами. Поскольку его фирма была давно продана и ей на момент кризиса в 2009 году владел Deutsche Bank, Дремана отстранили от управления его флагманским фондом. Финальный результат — 8,3% в период с 1988-го по март 2009 года, что лишь чуточку выше доходности Russel 3000. 

Дреман — автор пяти книг и ряда научных статей по стоимостному инвестированию, но по сути он переписывает одну и ту же книгу. Последнее издание — Contrarian Investment Strategies: The Psychological Edge («Инвестирование в противоход: психологический срез») — вышло в 2012 году. 

Сет Кларман 

Cет Кларман (1957) закончил бакалавриат Корнуэльского университета по экономике и истории и пошел на Уолл-стрит — в фонд, которым руководили известные инвесторы Макс Хейне и Майкл Прайс. Затем в 1982-м, получив MBA Гарвардской школы бизнеса, Кларман попал в Baupost Group. Она была основана другими четырьмя инвесторами, но с первых же лет стала ассоциироваться с его именем. 

Сейчас под управлением Baupost более $30 млрд. Она считается самым крупным управляющим, исповедующим принципы стоимостного инвестирования. Кларман довольно закрыт. Он не публикует свои результаты. Некоторые вторичные источники называют 19–20% годовых с момента основания, но они не полностью надежны. 

Доходность Клармана довольно сильно шатает от года к году. Один из исследователей подсчитал, что Кларман бил рынок на 6 п.п. в год между 1983 и 1990 годами, между 1990-м и 1997-м еле-еле успевал за S&P, а по 1999-й включительно его доходность отставала от доходности S&P на 1,5 п.п. Однако к концу 2003 года, когда рынок сильно просел, Кларман опережал S&P — на 4 п.п. К 2006 году его портфель содержал много денежных средств, в 2008-м он начал скупать обесценившиеся и проблемные активы и к концу года обыгрывал S&P 500 существенно. 

Кларман — последователь Грэма. Его прозвище на Уолл-стрит — «оракул из Бостона» — отсылает к Уоррену Баффету, «оракулу из Омахи», также последователю Грэма. В 1991 году, когда Кларман был еще молодым управляющим активами, он издал книгу Margin of Safety: Risk-Averse Value Investing Strategies for the Thoughtful Investor («Маржа безопасности: низкорисковые стоимостные стратегии инвестирования для думающего инвестора»). Кларман также пишет письма акционерам своего фонда. Отрывки из них часто обсуждают финансовые журналисты и инвесторы. 

Уоррен Баффет 

Баффет (1930), чье состояние на сегодня составляет $73 млрд, — самый известный стоимостной инвестор. Самый известный ученик и сотрудник Грэма. До приобретения контроля над Berkshire Hathaway управлял деньгами через Baffett Partnership, куда ушли клиенты Грэма, когда тот закрыл свою фирму. Его инвестиционный горизонт составляет 63 года, и средняя доходность на нем опережает индекс более чем на 10 п.п. 

Результат Баффета — самый выдающийся. Однако он делает не совсем то, что другие инвесторы.

Во-первых, контролирует компанию, а не управляет фондом. Основной плюс управления деньгами через фонд — отсутствие налогов на прирост капитала, пока средства находятся в фонде. Отсрочить уплату налогов можно до бесконечности, не выводя деньги. У компании же, когда она продает акции с прибылью, возникает доход, который влияет на налогооблагаемую прибыль. С другой стороны, фонд зависит от пайщиков: когда на рынке паника и управляющий хотел бы покупать бумаги, вкладчики паникуют и выводят деньги из фонда. Чтобы удовлетворить их заявки на выход, управляющий вынужден продавать активы. Это огромный риск: шквал заявок на выход привел к потере семьи фондов Джулиана Робертсона. 

Во-вторых, Баффет не является строго портфельным инвестором. Он также покупает компании целиком. Кроме того, Berkshire привлекает долговое финансирование по крайне низким ставкам — как правило, либо по отрицательным, либо ниже учетной ставки ФРС. Заемные средства привлекаются не в виде классических кредитов. Berkshire — это страховая компания, ее долги — обязательства по договорам страхования, и процентная ставка считается отрицательной, когда выплаты по старым договорам меньше премий, собранных по новым договорам за год. 

Заключение 

Чем длиннее срок управления деньгами, тем ниже превышение над доходностью индекса у конкретного инвестора. Корреляция между сроком управления и превышением доходности отрицательная и довольно высокая — минус 0,46 на нашей выборке. При этом опережение рынка на интервалах от 30 лет все же возможно. Такой результат показала старая гвардия: Каррет, Нефф, Шлосс и Баффет. Кларман по-прежнему у руля и управляет Baupost уже 37 лет. Возможно, когда-то достоверные данные по его доходности будут обнародованы — и он станет еще одним инвестором, который обыгрывал рынок более 30 лет. 

Те инвесторы, которые били рынок более чем на 10 п.п. в год, — если исключить Баффета, Питера Линча и Майкла Стейнхарта, — завершили работу в 1990-м и 1995 годах соответственно. Может, на их результат повлияло то, что они не работали на рынке ни в кризис доткомов, ни в кризис 2008 года? Кризисы 2000 и 2008 годов были одними из самых глубоких и затяжных в истории послевоенного фондового рынка: от пика до дна S&P падал 31 и 17 месяцев, а всего падение составило 49% и 56% соответственно. Кризис 2008 года по продолжительности сопоставим с Великой депрессией — тогда падение длилось 32 месяца. Но этого объяснения явно мало, так как надо объяснить избыточную, а не абсолютную доходность инвестора. 

Вторая возможная причина: стоимостное инвестирование как направление стало приносить инвесторам более низкую доходность из-за большей популярности стратегии и в связи с большей легкостью поиска недооцененных акций в эпоху интернета. 

Шлосс считает, что оно изжило себя еще к концу 1950 годов. Правда, у него слишком жесткий критерий выбора дешевых акций — котирующиеся ниже стоимости оборотного капитала. 

Грэм заявил, что недооцененные акции трудно искать, в 1973 году, но мнение могло отражать текущую переоценку. Джоел Гринблатт, теоретик и практик стоимостного инвестирования, который преподает его в бизнес-школе Колумбийского университета — на месте Грэма, считает, что сильно недооцененные акции исчезли в середине 1990-х. А это как раз время, когда информация об акциях в электронном виде стала широкодоступной. 

На мой взгляд, сокращение информационного преимущества у тех, кто в былые времена выискивал недооцененные акции подобно волку, которого ноги кормят, безусловно, сыграло свою роль. 

Несмотря на это, стоимостное инвестирование живо. И если этот подход может и не дать вам много заработать, он точно не даст много потерять, что уже будет колоссальным успехом для индивидуального инвестора. 

Распечатать