Импакт-инвестиции: какую прибыль приносят расходы на социальную ответственность


Импакт-инвестиции: какую прибыль приносят расходы на социальную ответственность

Термин impact investing («инвестиции влияния», «импакт-инвестиции» или «социально-преобразующие инвестиции») вместе с первыми кейсами появился в России недавно и примеры еще редки. Поэтому понятие часто путают с традиционной благотворительностью или с проектами государства. В Америке и Европе этот тренд уже оброс инфраструктурой и пакетом исследований о том, что полезными и ответственным быть выгодно. Рассказываем, что такое импакт-инвестиции и зачем они нужны.

В конце августа этого года 181 крупнейшая компания США выпустиласовместное заявление, где провозглашены новые цели: на смену максимизации прибыли акционеров пришла работа «на благо всех американцев». Документ подписали первые лица Amazon, American Express, Apple, Accenture, Caterpillar, Coca-Cola, Citigroup, Deloitte, Ford Motor, IBM, Jacobs — лидеры самых разных индустрий не только на американском рынке, но и в мире. Так они решили официально возглавить тренд, который уже закрепился и охватывает все больше умов.

Если вы думаете о выходе на западные рынки или о поиске международных инвесторов, возможно, сейчас лучшее время запустить стартап в социальной сфере. Или предложить инновационное решение экологической проблемы. А для традиционной компании — провести аудит своих процессов и повысить социальную ориентированность. Внимание лучших на рынке сотрудников, клиентов и инвесторов того стоит.

Общественную пользу можно закладывать в ДНК компании или инвестфонда как фактор роста прибыли. Такова современная концепция управления, которая готова серьезно потеснить подход «сначала прибыль, потом общественное благо». В долгосрочной перспективе такой подход существенно снижает многие риски для бизнеса. Еще одна причина — новые влиятельные сегменты потребителей. Женщины, которые в Америке и Европе контролируют все больше денег и решений о покупках, поколение миллениалов и следующие за ними группы предпочитают получать товары и услуги как минимум от этичных компаний, желательно — с особой миссией. В таких же компаниях они предпочитают и работать.

Другая сторона этого тренда — убежденность современных инвесторов и предпринимателей в том, что решение социальных и экологических проблем также можно выстроить в формате прибыльного бизнеса. Эта сфера больше не должна работать исключительно по принципу расходования денег благотворителей. Инвесторы хотят одновременно и оказывать влияние на общество, и получать доход. А как минимум — выводить социальные проекты на окупаемость.

Некоммерческая организация Global Impact Investing Network (GIIN)оценивает мировой рынок инвестиций социального воздействия в полтриллиона долларов — $502 млрд на конец 2018 года. Этот объем инвестиций аллоцировали 1340 организаций по всему миру, в их числе управляющие компании, венчурные фирмы, банки, фонды private equity и так далее. Из них со штаб-квартирами в США и Канаде — 58%, в Европе (кроме Восточной) — 21%.


Новое исследование GIIN, опубликованное в июне 2019 года, показывает, что этот рынок растет и становится более зрелым, — средний объем таких сделок постепенно увеличивается. Опрошенные участники рынка в 2019 году планируют увеличить объем своих вложений на 13%. В опросе приняли участие 266 компаний, в том числе 83 — повторно, для сравнения данных с исследованием четырехлетней давности. Как показало сравнение, за 4 года объем социальных инвестиций под управлением этой группы опрошенных увеличился с $37 млрд до $69 млрд, что соответствует почти 17% GAGR (ежегодного прироста с учетом сложного процента). Наиболее высокие темпы роста в странах Ближнего Востока и Северной Африки (43% GAGR) и Южной Африки — 24%.


Импакт-инвестиции — вклад непосредственно в решение проблем общества или окружающей среды через предпринимательские проекты. Появление термина относят к 2007 году, его авторство принадлежит The Rockefeller Foundation, призвавшей инвесторов и предпринимателей обратить внимание на решение проблем общества и экологии. При этом компании, созданные за счет импакт-инвестиций, должны стремиться получать доход, как обычные предприятия.

Возвращаясь к июньскому исследованию GIIN, отмечу, что большинство инвесторов намерены отслеживать финансовый результат своих инвестиций и показатели их социального воздействия. Средние показатели ROI (return on investment) таких инвестиций находятся на уровне консервативных финансовых портфелей — от 5% до 7%. Измеримость воздействия — одно из ключевых критериев импакт-инвестиций. Это может быть увеличение числа рабочих мест и изменение условий труда, отраженное в поддающихся сопоставлению показателях. В этой молодой сфере уже появились автоматизированные аналитические системы в помощь управляющим портфелями, которые первое время обходились электронными таблицами в Excel, — в их числе IRIS, PULSE, GIIRS. Они могут помочь не только институциональным, но и индивидуальным инвесторам, которых в социальной сфере становится все больше.

Варианты оценок могут быть разными, если компания или ее владельцы только начинают интересоваться этим вопросом. Некоммерческое объединение B Corp. сообщает, что его сертификацию прошли уже более 2,9 тыс. компаний из 64 стран, работающие в 150 отраслях. Цель этого бизнес-комьюнити — глобальное распространение принципов социального ведения бизнеса. У B Corp. есть собственная методика оценки влияния бизнеса на общество The B Impact Assessment, которой, по данным организации, воспользовались более 50 тыс. компаний.

Компании объединяются в сообщества для решения этих вопросов. Один из примеров — проект Impact Management Project. В нем участвуют около 1,5 тыс. сторон из разных сфер — от крупных управляющих активами, таких как компании BlackRock и UBS, до пенсионных фондов, как PGGM, и крупных корпораций, таких как Mars. Участники называют это первой межотраслевой попыткой выработать общую конвенцию для анализа и обсуждения термина, чтобы иметь общие понятия для обсуждения целей и оценки результатов.

Предприниматель и основатель фонда Ashoka (работающего под лозунгом «инвестиции для общества») Билл Дрейтон говорил: «Социальные предприниматели не довольствуются тем, чтобы накормить человека рыбой или научить его рыбачить. Они не успокоятся, пока не устроят революцию в рыбной индустрии». Это самое известное его высказывание, но он также сказал, что именно предпринимательская составляющая — самое непростое, редко встречающееся качество. Есть много творческих людей, альтруистически настроенных людей, много целеустремленных людей. Но из них один на тысячу готов заняться тем, чтобы изменить весь порядок вещей в какой-либо сфере. Сложнее или проще построить бизнес на решении проблем общества и экологии? Стоит ли в него инвестировать — может ли такая компания расти и приносить доход инвестору? Важное преимущество — отклик на идею, который дает поддержку первых пользователей, клиентов, партнеров. Это мощный импульс, но для его развития необходим подход на стыке самых передовых деловых практик и технологических решений. Тот же самый старый добрый бизнес, но с новыми целями и совсем другими бенефициарами.




Распечатать