Как запустить успешный аэрокосмический стартап в США в 20 лет. Рассказывает Катерина Ленгольд




Иногда бизнес рождается не из простого желания заработать денег, а из идеи — чего-то, что по-настоящему захватило предпринимателя. Так появляются компании, которые меняют индустрию, а иногда даже создают принципиально новую нишу. «Медуза» вместе с банком для предпринимателей «Точка» запустила серию материалов, в которых бизнесмены рассказывают о воплощении идеи, любви к делу, неизбежных трудностях и их преодолении.

В третьем материале серии основательница компании ImageAiry и участница рейтинга РБК «20 молодых и перспективных» Катерина Ленгольд рассказывает, как запустить стартап в 20 лет, в 23 — его продать и стать вице-президентом аэрокосмической корпорации, а потом начать помогать другим стартапам развиваться.

Все материалы серии можно посмотреть здесь.


Что такое ImageAiry

Компания — агрегатор данных с космических спутников. Имеет доступ к данным спутниковых операторов и продает их бизнесу.

Год основания: 2013 год

Место основания: Бостон

Основатели: Катерина Ленгольд и Александра Кудряшова, на момент основания — студентки Сколковского института науки и технологий и Массачусетского технологического института из России.

Съемка земли со спутника
 Идея: «Процесс придумывания стартапа похож на пинг-понг»

В 19 лет я попала в Массачусетский технологический институт (он же MIT). Попала туда благодаря грантовой программе Сколковского института науки и технологий — оказалась среди всего 20 человек, которых отобрали для обучения. Решила изучать бизнес и компьютерные технологии.

Культура стартапов в MIT буквально повсюду. Там все вокруг хотят делать что-то, что раньше никто не делал. И я, конечно, тоже быстро заразилась этим вирусом. Поэтому когда узнала, что в вузе объявили конкурс бизнес-идей с призом в 100 тысяч долларов, решила участвовать, хотя ни идеи, ни команды у меня не было. Но я точно знала, что хочу сыграть в эту игру.

Я не думала, что этот эксперимент превратится в компанию, которая привлечет реальные инвестиции и которую я в будущем даже смогу продать. Может быть, именно такой подход и помог мне. Знаю людей, которые боятся начать свой бизнес, потому что это серьезный шаг, заставляющий выйти из зоны комфорта. А для меня это была игра. 

Над стартапом мы думали вместе с другими студентами — они, как и я, занимались компьютерными технологиями или учились на аэрокосмическом факультете. Сейчас я уже не помню, какими были наши самые первые идеи — с самого начала мы обсуждали работу со спутниковыми данными, но наш подход к этой теме менялся много раз. Вообще, процесс придумывания стартапа похож на пинг-понг: ты делаешь первый удар, потом отбиваешь мячик. Каждый раз он возвращается к тебе под новым углом, и нужно постоянно перенастраиваться.

Тот конкурс не был простым питчем сумасшедших идей студентов. Он длился целый семестр, и его участники проходили через несколько этапов: сначала озвучивалась сама идея, потом начиналась более детальная работа над проектом — мы проверяли свои гипотезы, привлекали экспертов и первых клиентов. Так мы и придумали ImageAiry — компанию для агрегации данных с космических спутников. С проектом мы вышли в финал конкурса, но не выиграли. Однако бросить идею уже было невозможно: мы как будто оказались на космическом корабле — никуда не деться.


 Запуск: «Я столько дров наломала!»

Когда мы начали изучать индустрию космических спутников, поняли, что она живет в отрыве от реальности. Спутниковые операторы, которые снимали земную поверхность и данные которых были очень полезны для бизнеса, будто существовали в каменном веке. Например, всю информацию они отправляли клиентам обычной почтой на жестких дисках. Ждать эти диски приходилось по несколько недель, хотя применение многих спутниковых данных требует оперативности — с каждым днем эта информация устаревает, а значит, ее полезность падает.

Мы решили изменить этот рынок и стать Amazon в мире спутниковых данных: договорились с операторами в США, Европе, Южной Корее и Канаде о получении доступа к их информации, чтобы быстро давать ее бизнесу. А наша экспертная система сама подбирала оптимальные данные для каждой конкретной задачи.

Спутниковые данные полезны во многих отраслях. Например, их могут использовать финансовые корпорации, которые занимаются трейдингом. Если компания торгует фьючерсами на кукурузу или хлопок, ей важно понимать, как выглядит мировое предложение на разные сельскохозяйственные активы. Собрать эти данные со всего мира, используя, например, дроны, невозможно — нельзя облететь всю Индию и посмотреть, как там растет хлопок. Зато можно посмотреть на Индию из космоса. В начале сельскохозяйственного сезона мы определяли, что и как растет, и разрабатывали индекс, который показывает урожайность в будущем. Так с нашей помощью клиенты могли предсказывать цены на фьючерсы.

К моменту запуска компании мне исполнилось 20 лет. У меня уже была куча дипломов: я поучилась в MIT, в Гарвардской школе бизнеса, МИФИ, Высшей школе экономики и Сколтехе. Мне казалось: ну теперь-то я должна понимать, что делать. Но оказалось, что реальный бизнес сильно отличается от того, что тебе рассказывают о нем в университете. И когда пришлось расширять команду и управлять ей, мне было очень непросто, я столько дров наломала! Хотя компания у нас была небольшая: в самом начале — трое, а к моменту продажи через три года — меньше 10 человек. Все мы кодили, хотя я в основном отвечала за общение с клиентами и привлечение инвесторов.




 Ошибки: «Что я должна показать, чтобы они были довольны?»

Хороший основатель стартапа — тот, кто больше слушает, чем говорит. Большую часть времени он находится в режиме поглощения информации, что позволяет ему смотреть на проблему с разных точек зрения. Если у стартапера этой способности нет, он быстро превращается в человека, который живет в мире своих иллюзий. Рано или поздно такой предприниматель столкнется с действительностью, и компания развалится.

Я тоже придавала большое значение защите своих идей. Я в них влюблялась и потом отчаянно за них боролась. Еще я все время занималась так называемым микроменеджментом в команде — все время говорила сотрудникам, что делать. Это создавало дискомфорт, замедляло процессы. В какой-то момент я поняла, что смысл лидерства не в том, чтобы указывать людям, а в том, чтобы создавать для них оптимальные условия, вдохновлять их, показывать им вектор действий и в то же время давать свободу принимать решения и совершать ошибки. Эти уроки были для меня критическими. И я благодарна команде, которая была снисходительна к моим ошибкам. Мы выросли вместе.

Серьезный риск, о котором нужно знать всем стартаперам, — процесс привлечения инвестиций может очень затянуться. Многие предприниматели считают, что это может занять несколько недель, ну месяц-два. Но в реальности поиск денег для компании — очень болезненный и длительный путь. У многих уходит по полгода и больше, и это нужно закладывать в бюджет. Часто компании просто не добегают до этой точки — у них заканчиваются первые деньги, и все разваливается.

Мы привлекали инвестиции с самого начала развития компании. Да, какую-то поддержку ImageAiry получила от MIT, но для роста нам нужно было больше денег, а значит — сторонние инвестиции (сколько всего инвестиций удалось привлечь в компанию ImageAiry, Катерина Ленгольд не раскрывает — прим. «Медузы»). Найти инвесторов было непросто. В то время я никого не знала, и вокруг не было людей, которые были бы готовы доверить мне свои деньги. Кроме того, иногда я просто не понимала, чего инвесторы от меня хотят. Что я им должна показать, чтобы они были довольны?

Сейчас я понимаю, что инвесторам ранних стадий бизнеса важны три конкретные вещи. Первая: чтобы вы решали большую проблему и у вашего продукта был огромный потенциальный рынок. Большинство венчурных инвесторов не будут рассматривать проекты, которые не могут вырасти до «единорога» — компании с капитализацией в миллиард долларов. Вторая: чтобы вы провели первичную валидацию идеи и уже показали прототип продукта потенциальным клиентам. Нужно продемонстрировать инвесторам, что ваша идея — не иллюзия несуществующей проблемы, а реальная «боль» клиента, за которую он готов платить. И третья: чтобы вы могли показать, что именно вы и ваша команда реально способны претворить идею в жизнь. Одного жгучего желания решить проблему недостаточно — вы должны обладать всеми необходимыми навыками и пониманием рынка, на который нацелены.

Кстати, еще одна важная вещь, которой мне как стартаперу пришлось научиться, — правильно расставлять приоритеты. Внутри компании обычно много задач, но время и силы ограниченны. Поэтому важно понимать, на чем надо сфокусироваться, а на что пока можно закрыть глаза. Это умение пригодится не только в бизнесе, но и в жизни.


Через три года после запуска ImageAiry со мной связались представители Astro Digital. Это американская компания, которая проектирует спутниковые системы. Меня пригласили приехать для переговоров в Калифорнию, часть встречи прошла в исследовательском центре НАСА, где находился офис Astro Digital. Когда я увидела спутниковую лабораторию и потрогала спутники своими руками, во мне многое изменилось.

Предложение продать ImageAiry я приняла не сразу — какое-то время раздумывала над ним. Для меня было важно, что будет с другими участниками команды и с продуктом, похожи ли наши с Astro Digital взгляды на будущее моего стартапа. Но когда я хорошо это обдумала, все стало гораздо проще.

После продажи ImageAiry я стала вице-президентом Astro Digital — в 23 года (cумму сделки Катерина Ленгольд не раскрывает — прим. «Медузы»). Все сложности, связанные с моим возрастом, я к тому моменту уже пережила. Я поступила в институт в 14 лет и всю жизнь была самой маленькой, для меня это естественная ситуация. В США я ездила на конференции и аэрокосмические форумы и была там не только одним из самых молодых участников, но еще и одной из немногих женщин — на таких мероприятиях соотношение, как правило, одна к десяти. Но даже если люди относятся к тебе с недоверием в начале работы, стоит показать им свой профессионализм, и они перестают обращать внимание на твой возраст.

В должности вице-президента я занималась поиском новых рынков, методов коммерциализации данных и работой с международными партнерами. Работа в Astro Digital отличалась от работы в стартапе фокусом на определенной области. Как CEO ImageAiry я была вынуждена заниматься всем сразу, а в Astro Digital сосредоточилась только на развитии бизнеса. При этом я не чувствовала себя наемным работником, у меня не было ощущения, что это не моя компания. Пришла зарплата, получил и ушел — такого не было никогда, я бы не смогла так работать.

Далеко не всегда огромный опыт — это плюс. Иногда вместе с опытом человек получает много ограничивающих убеждений, которые мешают мыслить широко. Например, когда мы придумали ImageAiry, у меня совсем не было опыта в космической сфере. Но мы начали делать то, что в индустрии не делал никто. И отсутствие закостенелых взглядов было нашим преимуществом. Сейчас я часто вижу это в Кремниевой долине: люди, которые приходят в компанию из других сфер, мыслят шире и свободнее.

Я отошла от операционной деятельности Astro Digital в 2018 году. К этому моменту я поняла, что главные уроки в этой компании я уже выучила и дальше мой профессиональный рост не будет происходить в том темпе, который для меня важен. Одним словом, мне хотелось расти дальше, пробовать себя в новых областях.

Я все еще влюблена в космос и вовлечена в космическую индустрию: например, два месяца назад я выступала в Оксфорде вместе с главой Европейского космического агентства. Ведь космос — волшебная индустрия. Жесткая, капиталоемкая, не прощающая ошибок. Когда ты видишь, как спутник, над которым работала вся твоя команда, выведен на орбиту, жизнь меняется навсегда. И космос для меня — это про способность человека преодолевать рубежи невозможного. Но центр своей деятельности я сместила в область венчурных финансов — как помогать другим компаниям расти и выходить на свои космические высоты.




 Ценности: «Что ты можешь сделать для мира»

Когда занимаешься своим делом, приходится прикладывать больше усилий, работать в выходные. Но для меня это не жертва, а инвестиция. Это как ходить в спортзал: ты чувствуешь, что с каждым повторением упражнения твой организм становится сильнее. Так же я отношусь к усилиям, которые надо прилагать на работе. Но ко всему нужно подходить с умом и не доходить до фанатизма, потому что тогда тебя твой бизнес просто съест. Если усилия разрушают вас, от них стоит отказаться.

В моей работе мне нравятся две вещи. Первое — я постоянно учусь. У меня внутри есть механизм, требующий постоянного обучения. Недавно я вернулась из короткого отпуска на Гавайях, где я ничего не делала — только гуляла и проводила время у океана. Где-то к третьему дню у меня началась ломка, мне физически было необходимо изучить что-то новое — мой мозг бил тревогу. Второе — моменты, когда ты видишь, что твои усилия что-то изменили. Например, процессы, которые существуют в бизнесе. Или жизнь людей, которые находятся в твоей команде. Меня очень вдохновляет ощущение, что ты можешь двигать мировой прогресс, пусть хотя бы чуть-чуть. В этом я вижу смысл.

Я убеждена, что не только успешный бизнес невозможен без любви к клиентам и делу, а вообще — счастливая жизнь невозможна без любви и самоотдачи. Когда вы строите компанию, вы должны быть преданы не только своему желанию заработать деньги. Вы должны быть преданы идее и смыслу, которые за этой идеей стоят. Какой след вы хотите оставить после себя? Этим и стоит заниматься. Если вы все сделаете правильно и принесете много пользы, часть ее превратится в деньги. Но во главе угла для меня всегда стояло то, что ты можешь сделать для мира. И это сумасшедшая движущая сила.



Распечатать