«Никаких сбережений»: чем живут россияне


Две трети семей не в состоянии откладывать деньги

Две трети российских семей (65%) не имеют никаких сбережений, и ситуация практически не меняется последние семь лет — с 2012 года. Главное, лежащее на поверхности объяснение — низкий уровень доходов. Людям попросту нечего откладывать: львиная доля их доходов уходит на текущее потребление и обязательные платежи, объём которых по итогам прошлого года вырос до максимума в новейшей истории России.

Накопления могут позволить себе лишь семьи с высоким доходом, причём живут таковые в основном в Москве (54%) и крупных городах. В сельской местности только 29% респондентов могут сберегать средства, следует из проведённого в апреле в 50 субъектах РФ опроса Левада-Центра. Что касается среднего размера сбережений, то он составил 140–219 тысяч рублей. У половины российских семей накопления не превышают 56,5 тысяч рублей, причём среди 20% семей с самым низким (до 20 тысяч рублей) доходом их средний размер равен 55 тысячам рублей, а среди наиболее обеспеченных — 484 тысячам рублей.

Треть россиян (32%) полагает, что сейчас плохое время для откладывания денег, 21% считают, что хорошее, а 38% респондентов не определились с оценкой. Весьма интересна другая цифра, которую приводит Росстат: по итогам 2018 года граждане направили на сбережения минимальный объём средств за 20 лет — 3,7%. Хуже этот показатель был только в дефолтном 1998 году — 2,5%.

С результатами опроса Левада-Центра во многом стыкуются выкладки холдинга «Ромир». Они гласят, что средней российской семье из трёх человек ежемесячно требуется 78 тысяч рублей для «нормальной жизни», что всего на 2,1 тысячи рублей или 3% больше, чем годом ранее. Каждая четвертая семья (25%) готова «нормально» прожить при бюджете от 45 до 60 тысяч рублей в месяц. Половина респондентов (51%) претендуют на ежемесячный доход в 60–120 тысяч рублей в месяц, 11% — на сумму, превышающую 120 тысяч рублей, 2% — на доход от 20 тысяч до 30 тысяч рублей, 1% — на 20 тысяч и меньше, 10% — на сумму от 30 до 45 тысяч рублей.



Конец иллюзий

По словам президента «Ромира» Андрея Милёхина, сейчас к планированию семейного бюджета россияне относятся более реалистично, чем в 2014 году.

За эти годы наши соотечественники то затягивали пояса и укрощали свои материальные аппетиты, то, устав от кризиса и постоянной экономии, мечтали о резком увеличении доходов, — говорит он.

По словам начальника отдела инвестиций «БКС Брокер» Нарека Авакяна, всё дело в объективных факторах, прежде всего — в резком падении нефтяных цен, обозначившем неэффективность экономической модели в России. Пострадали почти все, в том числе это коснулось и социально-экономической ситуации. В результате в 2009–2018 годах реальные доходы населения почти не выросли, а в 2014–2018 годах — и вовсе упали более чем на 11% (с учётом единовременной пенсионной выплаты в 5 тысяч рублей в 2017-м). В принципе, вполне естественно, что в условиях стагнации реальных доходов доля благополучных семей, способных делать сбережения, не увеличилась за это время.

Для экономического прорыва и решения задачи попадания в топ-5 экономик мира, безусловно, эту тенденцию необходимо переломить. Драйвером роста экономики в равной степени должны стать потребительский спрос и доходы населения, — говорит Авакян.

Условия оставляют желать лучшего

Пока же, по мнению собеседника News.ru, ситуация складывается неблагоприятная. Государство продолжает процесс бюджетной консолидации и очень осторожно подходит к каким-либо стимулирующим расходам казны, даже несмотря на рекордный профицит в 2,9 трлн рублей в прошлом году и ожидаемый профицит в 1,9 трлн в нынешнем. Скорее даже наоборот — власти стараются увеличить налоговые поступления за счёт ненефтегазового сектора, в первую очередь, сектора услуг, из-за чего вводятся и повышаются старые налоги и квазиналоги. В этих условиях любое повышение номинальных заработных плат даже при низкой инфляции съедается новыми налогами.


ЦБ, со своей стороны, по-прежнему нацелен в первую очередь на таргетирование инфляции и очень неохотно прибегает к снижению ключевой ставки, иной раз даже повышая её при малейших рисках ускорения инфляции или нестабильности на финансовых рынках, — отмечает Авакян.

По его словам, институциональная среда также не способствует росту реальных доходов — доверие между населением, бизнесом, банковской сферой и государством сильно подорвано в последние годы, на восстановление уйдёт не один год, и пока работа в этом направлении ещё даже не ведется. Однако в случае, если декларируемая властями регуляторная гильотина действительно состоится, это может весьма позитивно отразиться на деловом климате, инвестиционной активности и — в конечном итоге — на экономическом росте и социальной-экономической ситуации.

Как показывает опыт последнего десятилетия, с 2009-го по текущий год, для большинства россиян, тем более вне крупных мегаполисов и городов-миллионников, формирование сбережений — задача крайне трудная, если непосильная, — говорит руководитель аналитического департамента «Международного финансового центра» Роман Блинов.

«В среднем по больнице»

Да, есть некоторый прогресс в росте номинальной заработной платы, но это нивелируется падением покупательной способности рубля в силу девальвации курса по отношению и к уровню 2008 года и тем более по сравнению с 1998 годом. Да, продолжает Блинов, в отдельных отраслях экономики есть успехи в развитии, но «в среднем по больнице» у нас в стране практически отсутствует реальный ВВП, в последнее время его находит почти исключительно Росстат. Причины, по которым большинство россиян не могут откладывать деньги, самые разные. У одних уровень доходов не соответствует их потребностям, у других нет необходимости в этих накоплениях, поскольку им всё чаще не только приходится жить «от зарплаты до зарплаты», но и ещё и в долги систематически залезать.



В этой связи не очень понятно, за счёт каких ресурсов Россия достигнет поставленной президентом цели — войти в топ-5 экономик мира к 2024 году, — задается вопросом собеседник News.ru.

Блинов видит только один шанс, причём мифический. Россия может стать основой нового миропорядка и спасительной гаванью для глобальной экономики при совершенно невероятном стечении обстоятельств — в случае, если в результате жесточайшего планетарного кризиса США утратят гегемонию в мировой финансовой системе, а американский доллар перестанет быть всеобщей расчётной валютой.

Чтобы реальные доходы населения вновь начали расти (причём делать это естественным образом, а не путём изменения методологий Росстата), необходимо решить сразу несколько проблем, среди них: высокая инфляция, рост налогов, жёсткая бюджетная политика, — рассуждает эксперт Академии управления финансами и инвестициями Геннадий Николаев.

Крохи позитива

По его словам, если постараться, то можно найти и позитивные моменты в происходящем: отчёты говорят об увеличении доходов, проходящих через ФНС, что вполне можно трактовать как результат успешной политики по обелению экономики и выход предпринимателей из тени. Однако, если ситуация не изменится, а, вероятнее всего, в ближайшие годы этого не произойдет, то бизнес вновь вернётся к серым и чёрным схемам для поддержания жизнеспособности своего дела.

С любым уровнем доходов, даже при текущем уровне пенсионных и прочих выплат, есть возможность создавать накопления. Здесь основной вопрос заключается в том, насколько граждане умеют планировать свои доходы и траты, — полагает аналитик «Эксперт Плюс» Кирилл Стариков, подходя к теме с совершенно другой стороны.

Под лежачий камень...

Большинство россиян не ведут статистику, подсчёты личных денег, отмечает Стариков. Они не знают, какая доля от их заработной платы уходит на еду, на транспорт. Поэтому государство должно проводить работу по повышению уровня финансовой грамотности населения, систематически разъяснять ему простые законы ведения личных финансов. Люди не должны ждать, что государство начнёт платить дотации и помогать: нужно уметь ставить собственные цели и двигаться к ним. Кроме того, страна нуждается в специалистах, в рабочей силе, значит, работа есть. Нежелание принимать условия, которые есть на рынке труда, демонстрирует статистика по поиску работы.

Например, у мужчин на это уходит гораздо больше времени, чем у женщин. Почему? Потому что нет личностной гибкости. При таком подходе сложно задумываться о накоплениях. Проще думать о том, как хорошо в других странах, — говорит Стариков.

Однако, продолжает он, за рубежом ситуация та же: если ты хочешь что-то иметь и хорошо зарабатывать — нужно занимать активную позицию и быть гибким по отношению к меняющимся условиям на рынке труда. Уже сейчас, например, в России для старшего поколения запустили бесплатную программу переквалификации, которую можно пройти через центры занятости. Это позволяет пробовать себя на новые должности по итогам получения новых навыков и компетенций.



Чиновничий капитализм

Руководитель информационно-аналитического центра «Альпари» Александр Разуваев, в свою очередь, считает, что в рамках нынешней системы хозяйствования невозможно ни победить бедность в России, ни добиться резкого повышения уровня доходов. По его словам, ситуацию можно лишь частично исправить, например, направив дополнительные нефтяные доходы на выплату пенсий, а не на покупку валюты.

Ну и, конечно, новая приватизация, народные IPO. Рост среднего класса. Если санкции отменят, то сильно вырастут котировки российских акций, и россияне станут богаче. Но это уже не зависит от Кремля или российского ЦБ, — говорит эксперт.

Собеседник News.ru не видит прямой связи между ростом ВВП и уровнем жизни граждан. Основными бенефициарами экономического роста в России, по его словам, являются акционеры компаний и федеральный бюджет. Бюджет находится в хорошем профиците, дивиденды компаний растут год от года, а россияне считают копейки. Всё дело — в чиновничьем капитализме: доля государственного сектора оценивается от 50 до 70%, резюмирует Разуваев.








Распечатать