Секреты китайской кухни


Замглавы компании по развитию «Великого камня» — о тонкостях привлечения инвесторов из КНР

Связующее звено Шелкового пути, технологический кластер международных производств завтрашнего дня, экологически чистый индустриальный город будущего. Все это — о китайско-белорусском проекте индустриальный парк «Великий камень». Таким его видим мы, но каким его представляют наши главные партнеры? Как находить единомышленников на востоке и что сегодня в первую очередь интересует резидентов? На эти вопросы «Р» ответил заместитель генерального директора компании по развитию индустриального парка доктор экономических наук, профессор Жень Фей. Во многом благодаря этому человеку, обладающему глубоким пониманием экономики Восточной и Центральной Европы, в парк приходят крупнейшие и наиболее технологичные компании Поднебесной. 


Жень Фей: «Ваша страна сегодня — это тихая гавань, которая дает все возможности для роста иностранного бизнеса».

Прогнозы и ожидания

— Господин профессор, каких финансовых результатов ждет Китай от «Великого камня» и каким видит этот проект в целом?

— С точки зрения бизнеса, Китай обратил свое внимание на Беларусь благодаря ее выгодному географическому положению. Находясь здесь, мы попадаем на пересечение двух крупнейших рынков — ЕС и ЕАЭС. А это то, что нужно для развития китайской инициативы «Один пояс и один путь». Мы хотим связать все рынки с нашей страной. Китайско-Белорусский индустриальный парк «Великий камень» как раз выполняет такую функцию. Сейчас мы развиваем парк как показательный проект Шелкового пути, как самую большую зарубежную инвестицию Китая. Здесь этот проект очень важен для реализации всей инициативы. 


Парк развивается как показательный проект Шелкового пути, как самая большая зарубежная инвестиция Китая.

Насчет финансовых результатов — тут есть разные прогнозы. На мой взгляд, если до 2020 года в парке соберется не менее ста резидентов и совокупные инвестиции достигнут 2 миллиардов долларов, можно будет сказать, что парк работает в полную силу. Сейчас мы стараемся достичь этой цели: за прошлый год число резидентов выросло до 41 при 1,1 миллиарда инвестиций. Я думаю, за два года мы должны достигнуть ожидаемого показателя. Хотя количество резидентов не самоцель. Наиболее важна наукоемкость их производств. Именно высокотехнологичные производства отвечают изначальной концепции парка — создать хай-тек-кластер. Сейчас мы находимся на первом этапе этого проекта, долгосрочного, но крайне перспективного и для Китая, и для Беларуси. В будущем мы хотим, чтобы парк стал индустриальным городом, со своей развитой и экологичной инфраструктурой, чем-то напоминающим самые развитые китайские агломерации. Мы займемся этим направлением на втором этапе. Кроме того, рассчитываем, что в парке будет множество исследовательских центров, а также развлекательный комплекс — тоже огромная ниша для инвестиций.

Баланс интересов

— Сегодня мы видим, что в парк вступают резиденты из разных уголков мира. Есть ли формула идеального их соотношения?

— У нас нет никаких конкретных установок насчет того, сколько каких компаний и откуда должно быть в парке. Наш проект в первую очередь является международным. В условиях, когда крупнейшие экономики мира обмениваются санкциями, Беларусь остается очень удобной для многих зарубежных предприятий, когда те хотят заработать на дальних рынках. Можно сказать, что ваша страна сегодня — это тихая гавань, которая дает все возможности для роста иностранного бизнеса. Никто не хочет санкционных войн, но таковы текущие реалии. Нам нужно искать обходные пути. Поэтому мы видим здесь будущее для сотрудничества многих компаний, которым нужно преодолевать тарифные, санкционные барьеры. Смысл в том, что вся продукция, произведенная в парке, независимо от того, откуда резидент, по итогу будет сделана в Беларуси. Это позволит экспортировать ее спокойно и практически беспрепятственно в Америку, Европу, ЕАЭС и Китай, что выгодно, даже когда антидемпинговые меры ударяют по бизнесу. Нашим проектом мы обходим острые углы.

Танец драконов

— В перспективе какой рынок наиболее важен для «Великого камня» — ЕС или ЕАЭС?

— На мой взгляд, более привлекателен для нас выход в ЕАЭС. Да, безусловно, европейский рынок тоже близко, но тут есть сдерживающий фактор — Беларусь не является членом ВТО. Это иногда отражается на пошлинах при поставке в ЕС. По ряду товаров они даже выше, чем для Китая. Кроме того, пока и логистическое плечо в сторону Евросоюза из Китая через Минск до Европы дороже, чем из морских портов Поднебесной. Однако китайские товары подпадают под пошлины в ЕС, что нивелирует выгоду логистики. В парке китайские компании в перспективе смогут поставлять свою продукцию на рынок ЕС, благодаря локализации производства заметно снизив пошлину. Но пока, чтобы попасть на рынок Евросоюза, китайские компании выбирают другой путь — создать производства во Вьетнаме, Шри-Ланке, Египте или Африке. Там наиболее льготные условия входа на рынок ЕС. 

В целом сегодня приходится маневрировать между ввозными пошлинами и стоимостью логистики. Тут нужно внимательно выбирать номенклатуру: каждый товар подходит под определенную схему. Кроме того, есть вопрос и в локализации. Сегодня мы в поиске местных поставщиков для того, чтобы в будущем увеличить уровень локализации ряда товаров.

Реальная экономическая перспектива

— Известно, что именно вы отвечаете за привлечение китайских высокотехнологичных резидентов в «Великий камень». Насколько сложно обратить внимание таких компаний на проект?

— Беларусь находится далеко от Китая. У нас местами о вашей стране знают очень мало. Когда мы в Китае делали презентации, сначала объясняли выгодность географического положения Беларуси для создания производства и то, как хорошо тут относятся к иностранцам. Далее демонстрировали возможности парка и его перспективы. Позже приглашали посмотреть, что же происходит на строительной площадке. Немаловажную роль сыграла и моя репутация — я бывший ведущий ученый, который в Китае занимался вопросами Восточной Европы, а также экс-заместитель начальника рабочей группы Государственного банка развития Китая в Беларуси. У меня несколько монографий, в частности о Беларуси. Когда инвесторы знакомились с моими работами, то доверительно относились к моим прогнозам. 


В условиях, когда крупнейшие экономики мира обмениваются санкциями, «Великий камень» становится перспективным проектом для зарубежных компаний.

Наши менталитеты, безусловно, разные. Нам нужно было познакомиться. Многие наши китайские партнеры, выходящие на зарубежный рынок, в первую очередь не спешат строить производство, а занимаются исследованиями рынка, чтобы понять, как искать точки роста бизнеса. Нам важно, чтобы мы поняли друг друга и смогли создать реально действующий проект с возможностью масштабирования. Между Китаем и Беларусью сформировались дружеские отношения, здесь, в «Великом камне», мы делаем все, чтобы дружба подкреплялась выгодой. Это не просто политический проект, а реальная экономическая перспектива.

Все приехавшие сюда резиденты убедились в том, что здесь можно получать прибыль, развивать бизнес. Каждую неделю сюда приезжает множество делегаций. Остаются только те, кто видит для себя реальные возможности.

Рецепт успеха

— На что обращают свое внимание потенциальные резиденты, кроме экономических перспектив?

— Могу сказать сразу, что общий язык найти мы можем легко — у нас хорошие русско-китайские переводчики. Когда сюда приезжают представители бизнеса, то проблемы с переводом и обращением к любым ведомствам решаются очень быстро. В России или во многих других странах языковые барьеры есть. Это один из плюсов, которые привлекают сюда инвесторов. 

Также хочу сказать, что белорусы очень хорошо относятся к китайцам. Для инвесторов это очень важный фактор, ведь здесь все спокойно, отсутствуют межнациональные конфликты на религиозной или исторической почве. Можно спокойно развивать свой бизнес. В целом, благодаря всему вышесказанному, сегодня «Великий камень» становится все более заметным. Мы создаем максимум условий для любых компаний и учитываем их интересы. Это главный рецепт успеха.




Распечатать