Как Германия начала переход на Industrie 4.0


Спецпроект РБК Екатеринбург: возможно ли добиться 80% выживаемости стартапов и почему территории уже сейчас ищут свое место в глобальной экономке.

В Германии несколько лет подряд растет число стартап-эмигрантов. По данным Deutscher Startup Monitor, треть сотрудников вновь зарегистрированных компаний – иностранцы. В столице Германии их доля достигает 42%. Это объясняется двумя причинами: правительственной программой поддержки стартапов и миграционной политикой ФРГ. По данным Ernst & Young, в 2017 году инвестиции в молодые компании в Германии выросли на 88% и достигли 4,3 млрд евро. В запуск новых компаний вкладываются как средства федерального центра, так и бюджет федеральных земель Германии.

Система поддержки стартапов отлажена настолько, что уровень выживаемости молодого бизнеса – 80%. «В Германии существует статистика – 48% компаний сотрудничают со стартапами, и эта цифра будет увеличиваться. Они покупают готовые решения, связанные с оптимизацией процессов, которые можно использовать. Крупный тренд – покупаются целые команды, которые просто интегрируются в структуру компании», – рассказывает руководитель отдела маркетинга и продаж Технологического парка gwSaar Аня Петшауэр.

Земли Германии конкурируют за наиболее технологичные стартапы, которые помогут найти решения для реализации доктрины Industrie 4.0 (Промышленность 4.0). Так называется правительственная программа по развитию новых технологий – искусственного интеллекта, машинного обучения и других, которые полностью изменят производство в будущем.

Замминистра, госсекретарь министерства экономики, труда, энергетики и транспорта Федеральной земли Саарланд, Юрген Барке говорит, что первое «пилотное производство» у них уже появилось: завод, где в одно окно подается сырье, в другом – забирается продукт.

«Эволюционный путь развития всех технологий в целом – это создание технологических цепочек, которые позволят производить продукт максимально быстро и эффективно, с минимальным использованием ресурсов. Но чтобы сделать производство совершенным – его нужно очень хорошо знать. Это и будет конкурентным преимуществом Германии. Через 30 лет компания будет выглядеть как конструкторское бюро, которое моментально передает заказ на любую производственную площадку, которой неважно, что собирать. Там могут собирать все: автомобили, холодильники, микроволновки. Неважно, что собирать, и эта площадка может в любой момент перестроиться. А глобальным компаниям будут не нужны собственные производства по всему миру», – говорит г-н Барке.

Производственные площадки нового индустриального типа – это уникальный ресурс, который будет принадлежать очень богатым людям. «И мы уже думаем, как мы сможем решить здесь основную проблему – налогообложение, чтобы страна могла жить. Потому что если мы взвинтим налоги в Германии, они уедут в Россию. Мы получим новые классические офшорные зоны – где все будут сидеть, а налоги платить не будут. Решить проблемы, которые получит «Промышленность 4.0», можно только глобально. Надо посмотреть, что происходит в мире глобально: мы видим торговую войну между США и Китаем, между США и Европой. Практически в каждой стране мы сталкиваемся с политикой национального протекционизма. Однако технологии развиваются, и люди из разных стран имеют право свободно вести совместный бизнес», – рассказывает замминистра.

Федеральная земля Саарланд – самая малая земля Германии, расположенная на границе с Францией и Нидерландами. После краха угольной промышленности при переходе производств на более экологичную генерацию, экономика территории в XX веке пережила существенную трансформацию – на это ушло почти 40 лет. Так, город Санкт-Ингберт всего лишь обеспечивал несколько крупных шахт, а сейчас стал местом дислокации SAP, Festo, Willy Voith Gmbh.

С угольной промышленностью навсегда Саарланд простился в 2012 году. Но в то время, пока ее доля в структуре ВРП снижалась, доля автомобильной – росла. По данным минэкономики территории, на автомобилестроение приходится около 40% ВРП Саарланда. Ключевой вопрос для властей: найти нишу, которая позволит избежать прошлого опыта, потому что падение одной отрасли автоматически отражается на доходах целого бюджета. «Ниша информационных технологий и автомобильный кластер – были выбраны в 80-е годы и только сейчас мы начали пожинать плоды от того, сколько усилий было вложено. Современные тенденции говорят, что через 30 лет изменятся привычные нам средства передвижения, и мы не увидим тех, что привычны сейчас. То есть наши рабочие места окажутся в зоне риска. И сейчас мы ищем то, что позволит нивелировать эту угрозу, быть востребованным через 30 лет», – описывает поиски новой стратегии г-н Барке.

Самые медленные вещи

Развитие новых технологий невозможно без увеличения скорости всех операций в сети. Местные предприниматели шутят: концепция «Промышленность 4.0» под угрозой срыва, ведь в Германии едва ли не самый медленный и дорогой интернет в Европе. В Берлине, столице объединенной Германии, столице одной из самых развитых стран мира, о такой скорости, которую можно получить, например, в Нижнем Тагиле, остается только мечтать. Сейчас одно домохозяйство в Германии может рассчитывать на 50 МБ/ в секунду – этого хватает как раз на чтение писем и короткий просмотр видео. Скоростной интернет назван приоритетом на ближайшие 3–5 лет.

Но гораздо более серьезным препятствием развития сами немцы называют менталитет. «Немцы медленные в принятии. Кризис 2008 года Германия перенесла относительно хорошо только потому, что немцы не торопились покупать недвижимость и нагревать ипотечный пузырь. К тому моменту, когда он лопнул и случился кризис, мы еще просто не успели наделать долгов – никто ничего не потерял. Да, немцы перфекционисты. Но пока мы думаем над продуктом, другая страна уже два пилотных проекта успевает сделать, выпустить продукт на рынок, найти ошибки и усовершенствовать модель. Особенно быстро это делает Израиль. Технологии идут в массы очень быстро, и важно теперь быть быстрее, увеличивать скорость», – говорит госсекретарь Барке.

Автор: Мария Кутепова

Распечатать