Конец эпохи: «золотой миллиард» оказался под угрозой разорения


Западу больше не по карману кормить мировых поставщиков дешевых топлива и товаров

Геополитэкономия бывшей нашей эры (последних 40 лет) определялась в основном пятью событиями одного периода 1976-1982 объединенными общим смысловым контекстом, - пишет в ЖЖ блогер Александр Розов.

1). В 1976 - 1978 годах на Ямайской конференции финансово-политические элиты условного Запада (т.н. "Золотого миллиарда") произвели поворот от интенсивно производящей экономической системы НТР с материальной привязкой валют - к системе-рантье, основанной на эмиссии мировых валют и экстенсивным развитием за счет переноса производства в Третий мир с дешевой рабочей силой.

2). 18—22 декабря 1978 года, на 3 -м пленуме ЦК КПК 11-го созыва) великим лидером Дэн Сяопином была объявлена "политика открытости". Китай из страны с закрытой социалистической экономикой начал превращаться в кладовую дешевых трудовых ресурсов для приложения инвестиций "Золотого миллиарда".

3). В 1978-м образовался "Ispat International" (будущая "Arcelor Mittal") глобальный сталелитейный цех на индийской и индонезийской (а позже и другой дешевой) рабочей силе и британском (позже также североамериканском и западноевропейском) капитале.

4). В 1979-м СССР провел первый супер-газопровод (т.н. "Союз") из Западной Сибири в Европу. В 1981-м консорциум германских банков уже инвестировал в строительство трансконтинентального газопровода Уренгой — Помары — Ужгород. СССР из "страны развитого социализма" с претензией на роль научно-производственного конкурента Запада превратился в Глобальную газовую трубу.

5). В 1981-1982-м построился Совет Персидского Залива (Аравийская глобальная бензоколонка под протекторатом США).

Глобальная архитектура сформировалась, и к концу 1980-х строительство геополитэкономии на перечисленных пяти событиях (и еще нескольких поменьше) было завершено. А ее будущее - до финиша было определено практически с фатальной неизбежностью.

Вот что происходило дальше (и чем определялась далее вся мировая политика). - Аравия и Россия по умеренным ценам качали нефть и газ. Другие страны третьего мира по умеренной цене производили металлургический полуфабрикат. - Китай и несколько других регионов-фабрик по умеренным ценам производили товары и комплектующие.

- "Золотой миллиард" на положении беззаботного рантье, постепенно впадал в детство, играл в бессмысленные компьютеризированные игрушки и надувал пузыри (финансовые), лишь незначительно отвлекаясь на производство чего-нибудь вроде германских и японских автомобилей, англо-французских самолетов, и американских моторов.

Между тем. закономерно, в третьих странах - бензоколонках, газовых трубах, сталелитейных цехах, и универсальных фабриках - неотвратимо росла зарплата, сближаясь с "золотого миллиарда", к тому же, росло население. И этот комплексный рост превращал умеренно-дорогую продукцию в непозволительно дорогую. Впрочем, до некоторого момента можно было как-то сглаживать это путем скрытой эмиссии путем снижения кредитных ставок и изобретения новых видов ценных бумаг. Любой содержательный анализ показывал. что этот "цифро-бумажный вал" псевдоценностей в какой-то момент вызовет классический кризис перепроизводства денег...

До 2008-го все шло не так уж плохо (можно было считать крах "тигров" и рост нефтегазовых цен просто досадными сбоями в налаженной системе глобальных финансов). Но затем обвалилась уже экономика самого "Золотого миллиарда" - началась Великая рецессия.

Можно было пробовать всякие инновации для переноса затрат людей "золотого миллиарда" из товарного сегмента в "цифровой" сегмент (чтобы снизить давление денег на реальный рынок).

"Золотой миллиард" экстренно провел Парижское соглашение по климату, где фактически был свернут 50-летний курс на рост потребления товаров ради роста экономики, и взят противоположный курс - на экономию всего (воды, еды, топлива, и вещей). Заявлены беспрецедентные тезисы - перейти к питанию просроченными продуктами и использованию потребительских товаров second hand (включая даже то, что считается мусором).

В 2017-м китайский лидер Си Цзиньпин на XIX съезде компартии попытался провести некие меры, призванные укрепить экономику в духе "классического социализма" (с ориентацией на внутреннего потребителя - вместо традиционного внешнего, который вдруг начал экономить) - но это лишь отсрочило продолжение обвала примерно на 2 года.

К текущему 2019-му надежды уже не осталось. Сначала в США и в Британии, теперь уже во Франции и Германии, начинает расти понимание того, что цифровое золото т.н. "Золотого миллиарда" существенно потускнело, и уже не может обеспечить жизнь глобального рантье. В новой ценовой ситуации, уже не получится покупать все это у глобальной бензоколонки, глобальной газовой трубы, и глобальных фабрик Третьего мира. Необходимо возвращаться к самостоятельной добыче энергоносителей и самостоятельному производству реальных товаров.

Но этот тезис (или политэкономическая повестка) натыкается на противодействие огромного слоя государственной и финансовой бюрократии, коррумпированной лоббистами из правительств Третьего мира. Для этих правительств сбыт сырья и продукции в страны "Золотого миллиарда" - это (по сложившейся схеме) единственный способ экономической жизни. Без этого рухнет уже не только экономика, но и политические режимы.

Вот почему сейчас развернулись такие PR-баталии вокруг отношения Запада к Китаю, а также к государствам - бензоколонкам и газовым трубам. Экономика определяет все. И в конечном счете экономика решает все. Политика - лишь декорация, нанесенная поверх экономики. И декорации похоже придется менять прямо сейчас, в очередной раз объявляя новую эру. Какую? Это уже другая история.





Распечатать