Свое золото: американцы лишились залежей в России


Иностранцы лишились лицензии на Малмыжское месторождение

«Русская медная компания» выкупила у акционеров из США и Канады компанию «Амур Минералс», владеющую лицензией на разработку Малмыжского месторождения в Хабаровском крае, сообщает «Прайм». Запасы этого месторождения составляют 5,16 млн тонн меди и 278 тонн золота, что делает его одним из крупнейших в мире.

Компании «Амур Минералз», являющейся дочерней структурой американской Freeport-McMoRan и канадской IG Copper, в 2015 году удалось обнаружить на Малмыжском рудном поле в Хабаровском крае крупнейшее золото-меднопорфировое месторождение в России. Роснедра в том же году утвердили его запасы в 5,6 млн тонн меди и 298 тонн золота, присвоив ему статус месторождения мирового значения. В настоящее время запасы оцениваются в 5,16 млн тонн меди и 278 тонн золота. Содержание меди в руде – 0,41%.

Создателем и руководителем ООО «Амур Минералз» был американский геолог Томас Боуэнс, который в 2005 году приехал в Хабаровск и задался целью обнаружить не менее трех крупных золото-медно-порфировых месторождений. Пока ему удалось найти две таких залежи: первым стало месторождение «Светлое» в Охотском районе Хабаровского края, а вторым – гигантское Малмыжское месторождение, которое сейчас находится на стадии геологоразведки.

В 2016 году «Амур Минералз» при содействии губернатора Хабаровского края заручилось разрешением правительства РФ на дальнейшее освоение Малмыжского месторождения. Это было необходимо, поскольку месторождение относится к недрам федерального значения (свыше 50 тонн золота и 500 000 тонн меди), и доступ к ним иностранным инвесторам мог открыть только Белый дом. IG Copper оценивало инвестиции в проект в $1,5 млрд (строительство ГОКа на 30 млн тонн руды в год и отработку за 25–37 лет).

Весной того же года руководитель Роснедр Евгений Киселев на международной горной конференции в Торонто привел это месторождение в качестве примера стабильной политики России по отношению к зарубежным инвесторам в сфере добычи природных ресурсов.
Богатейшие залежи золота и меди заинтересовали и других иностранных предпринимателей – например, одна из крупнейших металлургических компаний КНР China Minmetals. «Компания рассматривает возможность участия в проекте освоения Малмыжского медно-порфирового месторождения в Хабаровском крае», — сообщило в конце марта 2018 года Минвостокразвития. 
Однако вместо этого «Амур Минералз» купила «Русская медная компания», следует из сообщения на сервере раскрытия корпоративной информации. Сделка совершена 28 сентября, ее сумма — $200 млн.

Золотая сделка

О намерении «Русской медной компании» получить право на разработку Малмыжского месторождения говорили еще в июне текущего года. Как передает «Прайм», об этом, в частности, сообщал крупнейший акционер IG Copper — EMX Royalty. Из $200 млн долларов на долю EMX Royalty приходилось $68 млн. Покупателю «Амур Минералз» нужно было заручиться разрешением ФАС для совершения этой сделки. На его получение и другие подготовительные моменты ушло еще несколько месяцев. Оно было получено 19 сентября, сообщает агентство. В РМК не комментируют сделку.

Месторождение находится в 60 км от железнодорожной станции в Комсомольске и в 1 км от судоходного Амура, то есть вблизи от ведущих рынков сбыта: Китая, Японии и Южной Кореи. Так, по прогнозам Antaike (исследовательское подразделение Китайской ассоциации индустрии цветных металлов), в 2018 году импорт очищенной медной руды Китаем составит 3 млн тонн, что на 7,5% ниже показателя прошлого года, сообщало агентство Reuters. При этом потребление меди в Китае, как и остальном мире, растет.

В планах РМК — строительство горно-обогатительного комбината, который должен быть запущен в 2023 году. Проектируемая производительность – 45 млн тонн руды в год с выпуском 180 тыс. тонн меди в концентрате. Штат – 2,5 тыс. сотрудников, отчисления в бюджеты за время работы 
По данным компании, объем отчислений ГОКа в бюджеты составят около 133,5 млрд рублей.


Россия могла бы получать и выгоду от разработки своих недр иностранными инвесторами, считает эксперт Комитета гражданских инициатив Никита Масленников. Но санкции 2014 года очень многим компаниям закрывают доступ на российский рынок. «Здесь есть два ограничения – санкции, которые мешают иностранцам, и налоговый режим в отраслях, который совершенно не упорядочен», — полагает он.







Распечатать