Почему в России стали хуже относиться к Китаю


За последние три года жители России стали заметно прохладнее воспринимать Китай. Такой вывод можно сделать из сравнения результатов социологических опросов. Чем вызвана такая перемена в отношении россиян к державе, дружбе с которой, казалось бы, уже давно ничего не угрожает?

Больше половины россиян (62%) считают Китай дружественной страной. Это следует из опубликованного в пятницу результата опроса ФОМ, проведенного в последние пару недель. Можно было бы порадоваться такому высокому уровню доверия, если бы не одно обстоятельство. В 2015 году этот показатель достигал 77%. Соответственно, за три года выросло с 9% до 16% число тех, кто считает Поднебесную недружественным государством.

На десять пунктов – с 15% до 25% – «скакнуло» количество тех, кто считает, что отношения с Китаем ухудшились за прошедший год. Тех же, кто видит улучшения, также стало заметно меньше ­– 45% сейчас против 56% три года назад.


Отношение к Китаю, как известно, переживало куда более драматические перемены. От лозунга «Крепить дружбу во имя мира и счастья!» и песни «Москва – Пекин» с бессмертной строчкой «русский с китайцем братья навек» начала 1950-х – до противостояния, пиком которого стали бои на острове Даманском в 1969 году. Затем – нормализация отношений, итогом чего надо считать соглашения о границе 2001 и 2004 годов. Наконец, нынешнее продуктивное сотрудничество в том же формате «Москва – Пекин», а также партнерство в рамках БРИКС.

Чем может быть вызвано менее дружелюбное, нежели три года назад, отношение россиян к великому соседу? В основе может быть и чувство зависти, пишет президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов в своем «Фейсбуке».

Как следует из опроса, единственное, что за три года не подверглось изменению, так это мнение о том, какая из двух стран развивается успешнее – в 2015 году 70% опрошенных россиян были уверены, что Китай экономически нас обгоняет, сейчас аналогичный ответ дали 68%. При этом, однако, россияне уверены, что Москва играет куда более весомую роль на международной арене, чем Пекин.

«С одной стороны, у россиян есть потребность в некоей идеальной стране, с которой хочется соотноситься, где «все правильно устроено» с точки зрения экономики, – пояснил Виноградов в комментарии газете ВЗГЛЯД. – Чаще других обычно упоминают Белоруссию. Но поскольку о Китае комплиментарно говорится в российской прессе, то и в сторону Китая тоже начинают поглядывать – тем более что о проблемах, с которыми сталкивается китайское общество, в России говорить не принято».

С другой стороны, какой-то заметной отдачи от активизации российско-китайских отношений общество не наблюдает, поэтому идея «поворота на Восток» находится в некотором кризисе, считает Виноградов.

Политическое сближение России и Китая не подкреплено экономическими связями такого же уровня, которые есть у нашей страны с Западом, в свою очередь отмечает замдиректора Института Дальнего Востока РАН, специалист по Китаю Андрей Островский. Он напомнил: товарооборот России и Китая в 2017 году составил 84 млрд долларов. И это максимальная цифра за последние 10 лет. А с ЕС у нас товарооборот даже с учетом санкций – под 200 млрд долларов. Островский замечает:

«Как пишет по этому поводу китайская пресса, «в политике горячо, в экономике холодно».

Да и с точки зрения «медийной картинки» тема российско-китайских отношений в общественном сознании сдвигается на периферию. Сейчас ее заслоняет, например, предстоящая встреча Владимира Путина с Дональдом Трампом, указывает Виноградов. «Одновременно с представлением о комплиментарности экономики Китая возникает представление о том, что Китай вторичен как действующая сила в мировой политике – в сравнении с Россией», – считает политолог.

Россияне, которые следят за медийной повесткой, не могут не отметить – в 2014 году (когда отношение, судя по опросам, было лучшим) Китай так и не признал воссоединение России с Крымом. Вопреки ожиданиям, с тех пор, как Запад наложил на нашу страну финансовые санкции, российский бизнес так и не получил взамен доступа к кредитам в банках Поднебесной. Китайские инвестиции в Россию остаются большой редкостью. Иначе говоря, у россиян складывается впечатление, что Пекин так и не проявил себя в качестве однозначно надежного союзника в противостоянии с Западом.

И наконец, нельзя забывать о давней «страшилке» – «ползучей оккупации китайцами Дальнего Востока». Последняя, впрочем, опровергается фактами – напротив, граждане КНР покидают этот регион. Определенный повод для беспокойства представляет китайский «дикий туризм» на Байкале – но это локальная проблема, причем уже решаемая.

Кстати, применительно к опросу ФОМ нужно задать вопрос – насколько он отражает мнение жителей тех регионов, которые граничат с Китаем: Амурская область, Хабаровский край, Приморье. Судя по результатам этого общероссийского исследования, лишь 32% доводилось общаться с китайцами, 68% ответили отрицательно.

«Выборка – общероссийская. А на Дальнем Востоке живет менее 5% населения России, – пояснила газете ВЗГЛЯД директор проектов ФОМ Людмила Преснякова, – Соответственно, это 75 человек из общего числа опрошенных, которых было полторы тысячи. Поэтому надежно ответить на вопрос, чем отличается мнение жителей именно Дальнего Востока, по результатам опроса довольно сложно».

Зато опрос, который в прошлом году провело Дальневосточное отделение РАН в Приморье, на Камчатке, в Магаданской и Сахалинской областях, показал: 64% там считают отношения России и Китая хорошими (для сравнения, о Японии такой ответ дали лишь 18%). При этом любопытно, что в Приморье о хороших отношениях говорят 78% респондентов из категории «руководители» и лишь 54% бизнесменов.

Но в целом на Дальнем Востоке отношение к Поднебесной гораздо лучше, полагает эксперт-китаист Андрей Островский. «Жители Дальнего Востока прекрасно понимают, что Китай их, по сути дела, кормит, – отмечает собеседник. – А от Центральной России Китай далеко, здесь в оценке этой страны люди ориентируются в основном на прессу, где крайне мало информации по Китаю».

Он отмечает, кстати, что китайцы зачастую лучше информированы о России, чем россияне о Китае. «У нас не так много народу бывает в этой стране, – замечает Островский. – В основном – люди с Дальнего Востока, иногда москвичи или петербуржцы. У нас где-то в три раза меньше выезжает в Китай, чем из Китая в Россию, если брать тургруппы. Возьмем рейсовый самолет Москва – Пекин. 90% пассажиров – китайцы, и лишь 10% – русские и иностранцы, которые используют Москву как транзитный пункт». Слабое знакомство с соседней страной и создает благодатную почву для формирования мифов в отношении нее, полагает Островский.


Распечатать