«Весь венчурный бизнес связан с продажей ожиданий». Алексей Гирин (Starta Capital) — о специфике ICO



Автор и ведущий программы «Силиконовые Дали» на радио Megapolis 89,5 FM Владимир Смеркис поговорил о механизме привлечения денежных средств с управляющим партнёром Starta Capital и Starta Accelerator Алексеем Гириным.

Другие интервью из программы «Силиконовые Дали» читайте по тегу.

Владимир: Сегодня мы говорим про ICO. У меня в гостях Алексей Гирин – управляющий партнер Starta Capital и Starta Accelerator. Алексей, почему в этом году такой большой хайп вокруг ICO? Почему все проводят ICO и у всех всё получается?

Алексей: Хайп, наверное, по причине того, что было много историй с большим количеством собранных денег за короткий промежуток времени.


Сейчас уже меряются секундами. Кто-то за 24 секунды, кто-то за час, кто-то за 3 часа собирает 100 миллионов долларов. Действительно ли эта технология привлечения денег стартапами при помощи блокчейн-систем в корне меняет классический подход к венчурному капиталу?

Имеет все предпосылки, чтобы поменять. Пока это «первые ласточки». Хайп, возможно, сдуется, но дверка уже приоткрыта. В любом случае придут серьёзные игроки, которые будут строить системы и привлекать деньги в бизнес через такой краудинвестинг, построенный на блокчейне.


Один из моих друзей написал в фейсбуке, что сейчас ребята привлекают деньги сами при помощи маркетологов. Что будет, когда придут большие рекламные игроки? Речь пойдёт о миллиардах долларов?

Вполне возможно. Я думаю, что крупные игроки придут только тогда, когда определяться с тем, как к этому относятся регуляторы, поймут правила игры.


Раньше блокчейн серьёзно не воспринимали. Сейчас он пробил отметку в миллиард долларов капитализации. Именно поэтому все серьёзные игроки (в том числе и вы) посмотрели на рынок венчурного капитала и акселерации проектов? Почему раньше вы этого не делали?

Венчурные инвесторы смотрят на всё через призму успеха. В том числе и мы стали смотреть на это так, как на системную историю успеха. Кроме того, надо было разобраться в вопросе. Когда в акселерацию пришла компания, которая специализируется на блокчейне (может делать криптобиржи), мы глубоко погрузились в эту тему, увидели перспективы. С помощью этого проекта разобрались в тематике.


Вы — классический венчурный фонд. Как это совместимо с проведением собственного ICO, какая у вас схема по привлечению денег? Не повредит ли это вашим классическим венчурным инвесторам?

Я уверен, что не повредит. Всем нашим LP крайне интересно, как это всё произойдёт. Фактически ICO будет проводить такой же LP нашего американского акселератора. Сингапурская компания займётся этим. В своё время мы в Нью-Йорке познакомились с Кайратом Калиевым, который возглавляет финтех-департамент Международного финансового центра «Астана». Он сказал, что ему было бы интересно выступить инвестором нашего акселератора. То, что мы делаем, как мы привозим компании из Восточной Европы, — это крайне интересно.

Тогда Кайрат сказал, что у него нет денег, но он может провести ICO, чтобы привлечь средства, инвестируемые в акселератор. Мы сказали: «Ок, Кайрат. Мы тебя поддерживаем информационно».


У Кайрата была история с Cross Coin?

Да, Кайрат сделал в Сингапуре компанию Cross Coin, которая проводит ICO для того, чтобы инвестировать в Starta Accelerator (текущего набора и последующих).


В чём преимущества? Это просто очередной способ привлечения инвестиций просто по новой технологии?

Да, для нас это, с одной стороны, новый инвестор (такой же, как наши другие LP). Но здесь мы прекрасно понимаем, как он будет фондироваться, где он будет привлекать деньги. Мы информационно помогаем, внимательно смотрим на механику, которая происходит внутри. Хотим глубоко разобраться, чтобы впоследствии это стало основным механизмом фондирования как для нас (венчурных инвесторов), так и для наших портфельных компаний.


Что получат в итоге те люди, которые захотят инвестировать на этапе ICO?

Если говорить об ICO, которое проводит Кайрат, то инвесторы получат токены. Они позволят отыгрывать ожидания от роста тех компаний, которые в портфеле «Старты».

Весь венчурный бизнес — это бизнес, связанный с продажей ожиданий, неким будущим. Фактически, инвесторы, анализируя портфель, могут предугадывать какие-то события — позитивные или негативные, играть с этим так же, как и на фондовом рынке.

При наступлении момента ликвидности деньги, которые получит сингапурская компания, будут направляться на выкуп токенов по рыночной цене. А эту цену будут определять сами инвесторы.

По поводу технических рисков. Мы знаем, что проект Status проводил ICO. Были технические проблемы: сеть Ethereum не выдержала нагрузок. Люди в очереди пытались попасть в кассу, но у них ничего не получалось. Это нормально, что в кассу просто не попасть?

Я считаю, что нормально. Это молодая технология, которую никто ещё не испытывал на максимальных нагрузках. Проблемы могут возникать, но они решаются. Команда, которая стоит за проектом Ethereum, решила эти проблемы. Технологии будут совершенствоваться, будут учитываться нагрузки и особенности.


С технологической точки зрения — вы с кем сотрудничаете?

В данном случае Starta ICO будет проходить на платформе Waves, которая была специально создана для ICO. Мы надеемся, что эта платформа как раз учла все проблемы, которые возникают при ICO, и специально заточена под массовый наплыв инвесторов, распределение токенов. Рассчитываем, что всё пройдёт технически хорошо.


Несмотря на то, что Waves входит в десятку самых котируемых монет, число поклонников Ethereum — огромное. Вдруг у людей не хватит Waves-токенов, чтобы инвестировать в вас? Или вы будете принимать инвестиции в различных валютах?

Инвестиции принимаются и в эфирах, и в биткоинах, и в других валютах. Но Waves — это техническое решение, которое гарантирует инвесторам, что деньги до завершения ICO никуда не уйдут, сторонние монеты будут распределены в токены.


Монета потом будет торговаться на криптобиржах?

Да, будет торговаться на паре криптобирж. Одна из них — биржа Waves.


Юридический статус валюты и проведения ICO — свежий. Есть Сингапур и Швейцария, страны легализации ICO. Какие плюсы и минусы легализации ICO во всём мире?

Легализация будет проходить постепенно. Сначала — отдельные страны, потом появятся какие-то юрисдикции, лояльные к ICO. Если говорить про самых крупных игроков (США и их рынок), то какие-то вещи так или иначе легализованы в определённых штатах, относящихся лояльно к криптовалютам. На уровне регулятора — тоже отдельные примеры есть. Опять же, это крупнейшая биржа Poloniex.


Насколько я знаю, к Poloniex сейчас много судебных исков.

Вот это как раз территория Штатов, там каждый в праве подать иск по любому поводу. Тем не менее в США сейчас проводят эксперименты, решают отдельные спорные ситуации. 

На самом деле никто просто не понимает, что будет, если джина выпустить из бутылки.


Если будет разрешение фонда SIC относительно регистрации фондов в Штатах, то цены и капитализация сразу пойдут вверх?

Да, только потому, что американцы будут первыми. Первопроходцы заберут большую часть рынка. Действительно, это будет взрыв.


По сути, вы на ICO выходите с каким-то трек-рекордом. У многих компаний в лучшем случае есть какое-то имя, группа энтузиастов — и всё. У вас же есть проект, фонд, акселератор, который вы создали в Нью-Йорке... Кстати, как работает ваш акселератор? Что вы делаете с проектами?

Прежде всего мы помещаем их в самую конкурентную среду, какую только можно придумать — это Нью-Йорк, Восточное побережье США, где компании борются между собой. Даже соседние штаты борются друг с другом. Здесь есть две особенности. Только конкурентная среда порождает желание что-то менять внутри компании. Сейчас можно получить конкурентные преимущества только путём внедрения технологии.

Конкурентная борьба, которая происходит на всех уровнях, позволяет нашим компаниям рассчитывать на то, что их продукты, сервисы будут внедрены в действующие бизнесы на территории США.


Удаётся это делать? Помимо того, что вы перевозите компании в США, чтобы они какое-то время там работали, что вы ещё делаете?

Мы знаем сложности, с которыми сталкиваются компании из бывшего СССР, приезжая в США. Есть проблемы с адаптацией. Наша программа позволяет сократить время адаптации — обычно это год-полтора — до месяца. Второй момент: мы достаточно быстро сможем протестировать идеи, сервисы, с которыми приезжают компании, привлечь партнеров, найти контакты, помочь с внедрением, помочь изменить бизнес-модели, протестировать.

Компании постсоветского пространства не так хороши в некоторых направлениях — в продажах, маркетинге, PR, HR, поэтому их сопровождают наши команды. Есть специальные люди, которые помогают именно с этими направлениями. Нет необходимости тратить дополнительные ресурсы на найм людей. Мы наполняем ресурсами, в том числе — и не финансовыми. Экономим время компании.


Как вы выбираете проекты, которыми будете заниматься?

Мы берем проекты с готовым MVP. Это минимально работающий продукт с трекшеном, который может быть любым — пользователь, выручка и т. д. То, что показывает: команда умеет достигать результатов.

Берём те команды, которые имеют венчурный капитал, масштабируемый потенциал. Сложно определить — есть ли именно международный потенциал, но главное — мы берем фаундеров, по которым понятно, что они смогут добежать из точки А в точку В. Есть горящие глаза, которые готовы положить всё, чтобы получить результат. Привозим в самую конкурентную среду — Нью-Йорк...


Почему именно Нью-Йорк?

Здесь есть смысл делать трекшн и заниматься бизнесом, продажами. Можно получать результат достаточно быстро. Деньги придут, если у тебя будут продажи. В том числе — деньги от нас, наших LP, сторонних инвесторов, когда мы увидим, что есть результаты после акселерации. Будет понятно, что компания нашла себя, место на рынке, команда работает не покладая рук, а результат — важнее всего остального.


Наметились какие-то направления? Я знаю, что вы и околомедицинской тематикой, и навигацией внутри помещений занимались.

В нашем портфеле присутствует и VR, и платформенные решения, и маркетплейс, и навигация, и дроны... Не имеет значения направление, потому что самое важное — предпринимательский дух, стремление помочь компаниям стать успешными в США, найти место своему продукту. Если компания научилась конкурировать в Нью-Йорке, то, даже если по каким-то причинам она не смогла закрепиться в Штатах, у неё есть потенциал стать лидером на локальных рынках.






Распечатать